Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Поэзия – разбуженное время
Октавио Пас
мексиканский переводчик, поэт и эссеист, Лауреат Нобелевской премии за 1990 год
Это интересно [8]


В романе «Былое и думы» А.И.Герцен рассказывает о такой остроте: "На заседании Академии художеств президент предложил избрать в почетные члены военного министра Аракчеева. Конференц-секретарь Академии Лабзин осведомился, в чем состоят заслуги графа в отношении к искусствам. Президент отвечал, что "Аракчеев - самый близкий человек к государю". "Если эта причина достаточна, - возразил Лабзин, - то я предлагаю кучера Илью Байкова, он не только близок к государю, но и сидит перед ним". (Лабзин поплатился ссылкой - лучшее доказательство, что острота попала в цель)".
Острота Б.Шоу. В ресторане играл оркестр - шумно и не слишком хотошо. Один из посетителей спросил официанта: "Играют ли музыканты по заказу?" - "Конечно". - "В таком случае передайте им фунт стерлингов, и пусть они сыграют в покер ".
По книге: Сценарное мастерство: Методическое пособие в помощь начинающему автору. - М.: ВЦХТ, 2002. - С. 85.
          


Представьте себе книгу будущего. Да, книга как источник информации сохранится и в будущем, только, может быть, от современного печатного издания не останется ничего, кроме внешней формы, а принцип передачи текста будут совсем иным: "Научный консультант одного из ведущих американских научно-фантастических журналов Грегори Бенфорд в статье "NET@FANDOM.COM" пишет "Вот и готова ваша единственная книга. Поскольку Вам понадобится только единственная книга, вы поместите её в кожаную обложку ручной выделки, удобного для вас размера, со страницами, похожими на обычную бумагу, разве что более тяжелыми. Разумеется, они не будут бумажными.
Вы открываете и включаете вашу книгу; батарейки с подзарядкой занимают большую часть переплета. Страницы "загораются", в смысле черный шрифт высвечивается на матово-белом фоне. Горящие пиксели высветят цветную иллюстрацию".
Из статьи: Михайлова Л.Г. Развитие системы научно-фантастических изданий и будущее информационного общества // От книги до Интернета. Журналистика и литература на рубеже тысячелетий. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000.
          


По мнению некоторых авторитетных ученых, среди которых были и английский философ Роджер Бэкон, и немецкий астроном Иоганн Кеплер, древний монах Дионисий ошибся в датировке Рождества Христова на целых восемь лет, так что теперь не 2004 год, а только 1996. В трудах римского католического монаха Дионисия дата рождения Иисуса Христа была установлена на основе чередования дат пасхальных праздников и некоторых временных привязок, сообщаемых в Новом завете.
Из статьи: Петров Л.В. Действительно ли мы вступили в ХХI век? // Невтон. - №2. – С.73-76.
          


Пушкин есть поэт мирового «лада» - ладности, гармонии, согласия и счастья. Это закономернейший из всех закономерных поэтов и мыслителей и, можно сказать, глава мирового охранения. На вопрос: «Как мир держится и чем держится?» - можно издать десять томиков его стихов и прозы. На другой, более колючий и мучительный вопрос: «Да стоит ли миру держаться?» - можно кивнуть в сторону этих же десяти томиков и ответить: «Тут вы все найдете, тут все разрешено и обосновано…».
Литература наша может быть счастливее всех литератур, именно гармоничнее их всех, потому что в ней единственно «лад» выразился столь же удачно и полно, так же окончательно и возвышенно, как и «разлад»: и через это, в двух элементах своих, она до некоторой степени разрешает проблему космического движения.
Лермонтов, самым бытием лица своего, самой сущностью всех стихов своих, еще детских, объясняет нам, - почему мир «выскочил и убежал».
Лермонтов никуда не приходит, а только уходит… Вы его вечно увидите «со спины». Какую бы вы ему «гармонию» ни дали, какой бы вы ему «рай» ни насадили, - вы видите, что он берется «за скобку двери»… «Прощайте! Ухожу!» – сущность поэзии Лермонтова. Пушкину и в тюрьме было бы хорошо. Лермонтову и в раю было бы скверно.
Из статьи: В.В. Розанова «Пушкин и Лермонтов» // Розанов В.В. Собрание сочинений. О писательстве и писателях. – М.: Республика, 1995