Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Стихи нельзя объяснить – только понять
Октавио Пас
мексиканский переводчик, поэт и эссеист, Лауреат Нобелевской премии за 1990 год
Это интересно [5]


Русские слова тоска, воля и удаль не переводимы ни на один иностранный язык. Это отмечали многие иностранцы, изучавшие русский язык, в том числе великий австрийский поэт Р.-М.Рильке. Трудно даже объяснить человеку, незнакомому с тоской, что это такое. Словарные определения ("тяжелое, гнетущее чувство, душевная тревога", "гнетущая, томительная скука", "душевная тревога, соединенная с грустью, уныние") описывают душевные состояния, родственные тоске, но не тождественные ей. Пожалуй, лучше всего для описания тоски подходят развернутые описания: Тоска - это то, что испытывает человек, который чего-то хочет, но не знает точно, чего именно, и знает только, что это недостижимо:В склонности к тоске можно усмотреть "практический идеализм" русского народа. С другой стороны, возможно, чувству тоски способствуют бескрайние русские пространства, что нашло отражение в русской поэзии (у Есенина "тоска бесконечных равнин", у Л.Ю.Максимова "Что мне делать, насквозь горожанину, с этой тоской пространства?").
По книге: Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). - М., Школа "Языки русской культуры", 1997
          


"...фамилии в России представляют собой относительно новое явление. Об этом в какой- то мере свидетельствует иностранное происхождение самого слова фамилия: это слово было заимствовано в 17 веке, причем первоначально оно обозначало род, семью:Процесс образования фамилий, начавшийся в 18 веке, закончился во второй половине 19 века. Еще относительно недавно целые слои населения в России были лишены фамилий. В первую очередь это относится к крестьянам. У них бытовали неофициальные "уличные" фамилии, которые, не будучи формально зафиксированы, были гораздо менее стабильны, менялись от поколения к поколению и больше напоминали прозвища. И в духовном сословии фамилии не были родовым наименованием, т.е. они не обязательно наследовались от отца к сыну. При поступлении в училище или семинарию ученикам обычно давали новую фамилию".
По книге: Успенский Б.А. Избранные труды, том 2. Язык и культура. - М., "Гнозис", 1994.
          


":Каждый день в сети (Интернет) появляется хотя бы одно стихотворение, достойное того, чтобы представлять наше время в школьных программах наших внуков! 365 классических произведений в год!".
Из статьи: Юрий Ракита "Кремниевый век" сетевой поэзии.// Октябрь. - 2003. - № 4.
          


В первофундаменте русской культуры сокрыт заветный образ неизбывной творческой силы и воистину космического звучания - Голубиная книга. Сравнительно недавно она существовала в рукописном виде, считаясь апокрифической (если и не вовсе языческой). За её чтение люто преследовали и строго карали. Но, начиная с XIII века, о письменных версиях Голубиной книги ничего не было слышно. Зато пышным цветом расцвели устные варианты, которые, впрочем, существовали всегда. Хранителями, носителями и исполнителями знаменитого "духовного стиха" были калики перехожие - главное передвижное "средство массовой информации" дописьменной Руси.
"Духовный стих" - это более чем свободно и стихотворно обработанный библейский или житийный сюжет, предназначенный для пулбичного исполнения. Но вся христианская проблематика покоится на некоем ином - нехристианском - фундаменте, неизбежно уводящем в неизведанные глубины человеческой предыстории, общеиндоевропейской и доиндоевропейской идеологии, морали, философии и протонауки. Недаром ведь заветная книга, о которой пели сказители, именуется Голубиной, то есть "глубинной" (что означает одновременно и "древняя" и "мудрая"). Но какую же премудрость "всей вселенныя" (доподлинные слова священного текста) она скрывает?
Голубиная книга - один из немногих, чудом уцелевших мостков, напрямую соединющих нас с началом начал всемирной истории. В этом живительном роднике истоки и русского духа, и русской души. О какой ещё книге прошлого и настоящего сказано: премудрость всей Вселенной?!
По книге: Абрамов Ю.А., Демин В.Н. 100 великих книг. - М.: Вече, 1999. 480 с.