Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Похоже, что у поэтов всегда будет много работы
Вислава Шимборска
польская писательница, лауреат Нобелевской премии по литературе за 1996 год

Юбилеи



16 октября исполняется 165 лет со дня рождения английского писателя Оскара Уальда (1854 – 1900)
Уже почти сто лет литературные критики не могут решить, считать ли Оскара Уайльда великим пи­сателем или нет. Любопытно, что уже в декабре 1900 года, всего лишь через неделю со дня его смерти, английская газета «Пэлл-Мэлл» сочла возможным написать: «Мистер Уайльд, конеч­но, обладал уникальными интеллектуальными способностями, но вряд ли хоть что-нибудь из его литературного наследия выдержит испытание временем». Без малого тридцать лет спустя, в 1927 году, английский литератор Арнольд Бен-нет в одной из своих статей назвал и Оскара Уайльда, и его литературный стиль «безнадежно устаревшими», хотя скрепя сердце и признал­ся: «Книги Уайльда, пусть он и не был перво­классным писателем, доставляли мне в ранней молодости, как и многим другим простодуш­ным юнцам, огромное удовольствие». И даже через полвека после смерти писателя, в 1950 го­ду, литературное приложение к газете «Тайме» могло позволить себе такого рода высокомерную оценку его творчества: «Если не считать одной неплохой пьесы и исповеди «De Profundis», Уайльд не оставил после себя ничего такого, что можно было бы признать настоящей лите­ратурой».
          Кто теперь помнит авторов подобных публикаций? А имя Оскара Уайльда знает весь мир, и всё новые поколения чи­тателей восхищаются его произведениями. Книги Уайльда издаются огромными тиражами на многих языках мира, включая такие достаточно экзотические, как каталанский и идиш. Едва ли проходит день, чтобы его остроумные афориз­мы не цитировали в прессе; его пьесы не сходят со сцен теа­тров и постоянно экранизируются. Популярность Оскара Уайльда феноменальна и, пожалуй, даже парадоксальна, как, впрочем, все, что связано с именем этой удивительной и яр­кой личности.
         Английский, а точнее ирландский поэт, драматург и рома­нист Оскар Фингал О'Флаэрти Уиллз Уайльд (таково его полное имя) появился на свет 16 октября 1854 года в столи­це Ирландии Дублине. Его родители были талантливыми и известными в свое время людьми: отец, сэр Уильям Уайльд, занимался врачебной практикой, а свободное время отдавал увлечению этнографией и прославился как автор книги «Популярные ирландские легенды и поверья», а мать, леди Джейн Франческа Уайльд, весьма эксцентричная женщина, писала стихи, которые, наряду со статьями, пробуждавшими патриотические чувства в соотечественниках-ирландцах, публиковала в различных дублинских изданиях. Кроме того, она была известна как хозяйка модного светского салона сна­чала в Дублине, а затем, после переезда в Англию в 1876 году, и в Лондоне. В 1887 году, как бы продолжая дело, начатое ее тогда уже покойным мужем, она издала книгу «Древние ле­генды, мистические заклинания и поверья Ирландии».
          Будущий писатель после окончания начальной школы учился в колледже Святой Троицы в Дублине (1864—1869), где получил золотую медаль за успехи в греческом языке. В возрасте 20 лет он поступил в Оксфордский университет, где с 1874 по 1879 год был студентом колледжа Святой Магда­лены, известного своими академическими традициями. Уже в университетские годы Уайльд поражал собратьев-оксфордцев своим остроумием, экстравагантной манерой держать се­бя, своим неприятием закоснелой, ханжеской морали того времени. Он приобрел также репутацию главы так называе­мого «Эстетического движения», исповедовавшего культ «ис­кусства для искусства».
        Уайльд пошел даже дальше — он поклонялся красоте ра­ди красоты, заполняя комнаты, в которых жил, голубым фар­фором, павлиньими перьями, причудливыми картинами Россетти и Бёрн-Джонса. Он открыто презирал модное среди студентов увлечение спортом, хотя сам был высоким, широ­коплечим юношей атлетического телосложения. Напускае­мый им на себя скучающий, томно-праздный вид был просто маской: несмотря на частые высказывания о своей ненависти к любого рода труду и неспособности совершать какие бы то ни было усилия, в том числе и умственные, он на самом деле очень много читал, иногда засиживаясь до утра за книгой, и, создавая иллюзию, будто ему все дается без труда, удивлял всех своей эрудицией.
          Одевался Оскар Уайльд вызывающе. В те годы в Брита­нии был принят традиционный, сдержанный стиль одежды; выделяться среди других считалось неслыханной дерзостью. Уайльд же щеголял в отороченной тесьмой бархатной курт­ке, бархатных бриджах до колен, черных шелковых чулках, свободной, из мягкой ткани рубашке с широким отложным воротником, на его грудь ниспадал яркий шейный платок. Шокированные прохожие провожали его негодующими и в то же время исполненными любопытства взглядами.
         Начало литературной деятельности Оскара Уайльда прихо­дится на 1881 год, когда он выпустил за свой счет сборник сти­хотворений. Книга не принесла ему ни известности, ни денег, и он, чтобы поправить свое финансовое положение, отправля­ется в 1882 году в лекционное турне по Северной Америке. Прибыв в США, он, на вопрос таможенника «Имеете ли вы что-нибудь предъявить для досмотра?», произнес фразу, вско­ре ставшую знаменитой: «Всего лишь свою гениальность».
          Этот молодой лондонский денди и утонченный эстет уму­дрился за 260 дней путешествия с востока на запад Соеди­ненных Штатов, а затем и по Канаде прочесть 140 лекций — поразительное количество, если учесть, что ни самолетов, ни скоростных поездов тогда не было. Но он всегда предста­вал перед публикой с видом эдакого праздного франта и по­ражал слушателей своей эксцентричностью и нетрадицион­ными взглядами на искусство, литературу и жизнь, убеждая их, что вернейший путь к обновлению жизни — через воз­рождение красоты и эстетических идеалов. Уайльда встречали по-разному, но в целом поездка прошла успешно, и в Аме­рике после его отъезда осталось много последователей его эстетического учения.
          В 1883 году в Нью-Йорке была поставлена первая пьеса Уайльда «Вера, или Нигилисты» на сюжет из русской жизни, и автор присутствовал на первом ее представлении, но особо­го успеха эта драма не имела. Там же, в Америке, была впер­вые напечатана (тиражом всего в двадцать экземпляров) тра­гедия в стихах «Герцогиня Падуанская» (1883), которую Оскар Уайльд написал специально для затронувшей его сердце при­мадонны американского театра Мэри Андерсон, однако акт­риса отказалась играть в пьесе.
         В 1884 году в Лондоне состоялось венчание Оскара Уайль­да и Констанс Мэри Ллойд, дочери известного ирландского адвоката Хораса Ллойда. Оскар был романтически влюблен в свою молодую красавицу жену и несколько лет чувствовал себя безмерно счастливым. В 1885 году он стал отцом — пер­венца назвали Сирилом; в 1887 году у них родился второй сын, Вивиан.
         Интересно отметить, что до женитьбы Уайльд писал в основ­ном поэзию, а с тех пор, как обзавелся семьей, стал отдавать предпочтение прозе. В 1888 году выходит сборник его сказок «Счастливый Принц и другие истории» — первая из книг пи­сателя, привлекших серьезное внимание критики и возбудив­ших интерес широкого читателя. Эти истории скорее можно назвать стихотворениями в прозе, чем детскими сказками как таковыми, однако они стали популярными не только сре­ди взрослых, но и среди детей.
         Когда вышла вторая книга сказок «Гранатовый домик» (1891), рецензенты были и вовсе озадачены: хотя сказки пред­назначались для детей, ни один ребенок, как выяснилось, не в силах был их понять. И в самом деле, сказки эти скорее бы­ли обращены к взрослому читателю. Однако книга еще более закрепила успех, который принес Уайльду первый сборник.
         И все же подлинная слава пришла к Уайльду только после того, как в 1891 году увидел свет его роман «Портрет Дориана Грея». Его имя сразу же засияло на литературном небосклоне.
Роман, отразивший весьма своеобразные эстетические воз­зрения писателя, вызвал негодующие отклики критиков и еди­нодушное осуждение английской прессы, зато был с восторгом принят читателями и за изобилующие в нем остроумные, часто парадоксальные афоризмы, и за увлекательный, полу­фантастический сюжет, и за сатирическое изображение выс­шего общества. В своей книге «Жизнь Оскара Уайльда» Хескет Пирсон рассказывает любопытную историю о том, как у писа­теля возник замысел романа: «В 1884 году Уайльд имел обык­новение заглядывать в мастерскую художника Бэзила Уорда, одним из натурщиков которого был юноша поразительной красоты... После завершения портрета юноша удалился, и Уайльд воскликнул:
— Ах, как жаль, что такое прекрасное существо рано или поздно состарится!
— Увы,— согласился живописец, а затем добавил: — Как было бы чудесно, если бы его внешность никогда не изменя­лась, а вместо него старился и покрывался морщинами его портрет!
          Оскар Уайльд выразил своему другу признательность за идею, дав художнику в романе имя Бэзил Холлуорд».
          В последующие годы Уайльд создает одну за другой искря­щиеся эксцентричным юмором комедии «Веер леди Уиндермир» (1892), «Женщина, не стоящая внимания» (1893), «Иде­альный муж» (1895) и «Как важно быть серьезным» (1895). Все эти пьесы имели огромный успех как при первом появле­нии на сцене, так и впоследствии. Да и сейчас они пользуют­ся большой популярностью, в том числе и в нашей стране.
          Когда в лондонском театре «Сент-Джеймс» состоялась премьера комедии «Веер леди Уиндермир» и восторженные зрители стали выкрикивать: «Автора! Автора!», на сцену вышел Уайльд, небрежно держа в облаченной в перчатку руке сигарету, и обратился к публике с такими словами:
— Леди и джентльмены! Сегодняшний вечер доставил мне огромное удовольствие. Актеры играли очаровательно и су­мели в полной мере показать нам достоинства этой восхити­тельной пьесы, а вы, со своей стороны, оказались достаточно понятливы, чтобы оценить их. Я поздравляю вас с тем огром­ным успехом, который вы сегодня имели как зрители, убедив меня в том, что вы о пьесе почти столь же высокого мнения, как и я сам.
Публика, конечно, была шокирована, так что, когда спустя год в театре Хеймаркет состоялась премьера второй комедии Уайльда и зрители после окончания спектакля вскочили с мест, требуя автора, писатель, помня о скверном впечатлении, про­изведенном его речью в прошлый раз, встал со своего места в боковой ложе и провозгласил:
— Леди и джентльмены, с сожалением должен сообщить вам, что мистер Оскар Уайльд сегодня в театре не присут­ствует.
Да, экстравагантным и эксцентричным Уайльд оставался всю жизнь, и это видно по его произведениям, но мало кто знает, насколько великолепным был он собеседником.
         В 1954 году, спустя более чем полвека после смерти Уайль­да, английский писатель и карикатурист сэр Макс Бирбом, которому в это время было 82 года, вспоминал: «Я имел счастье слушать многих мастеров застольной беседы — Мередита и Суинберна, Эдмунда Госса и Генри Джеймса, Гилберта Че­стертона и Хилери Беллока,— и каждый из них был по-свое­му великолепен, но Оскар превосходил их всех: он произно­сил, разумеется, импровизации, но они были совершенны; его слова ласкали слух, но в то же время поражали оригиналь­ностью. Когда он говорил, все сидели затаив дыхание, боясь нарушить музыку, исполняемую столь великим виртуозом».
          Недаром Уинстон Черчилль, когда его спросили, с кем бы он хотел встретиться и поговорить на том свете, без колеба­ний ответил: «С Оскаром Уайльдом».
          В промежутке между написанием первых своих двух ко­медий Оскар Уайльд некоторое время жил в Париже, где со­чинил на французском языке пьесу на библейскую тему «Са­ломея» (1893). Эта пьеса произвела огромное впечатление на великую французскую актрису Сару Бернар, и премьера спектакля с нею в заглавной роли должна была состояться в лондонском театре «Палас». Однако лорд-гофмейстер коро­левского двора не дал разрешения на постановку на том осно­вании, что закон запрещает представление на английской сцене пьес, в которых действуют библейские персонажи. Уайльд был настолько возмущен, что заявил о своем намере­нии отказаться от британского гражданства и стать гражда­нином Франции, где не было такого рода ограничений. Ос­тается только сожалеть — в свете того, что произошло с писателем впоследствии,— что он отказался от своего на­мерения. Премьера пьесы все же состоялась — в 1896 году в Париже. А автор пьесы сидел в это время в тюрьме.
          На скамью подсудимых Уайльда привела дружба с юным лордом Альфредом Дугласом, который, кстати сказать, пе­ревел «Саломею» на английский язык. Лорд Дуглас был в на­тянутых отношениях со своим отцом, маркизом Квинзберри, а тому не нравилась дружба его сына с Уайльдом, и он публично оскорбил писателя, обвинив его в содомии. По нау­щению своего юного друга, который хотел использовать писа­теля для сведения счетов с отцом, Уайльд подал в суд на мар­киза, но в результате сам угодил на скамью подсудимых. Суд обвинил Оскара Уайльда в гомосексуализме, считавшемся в то время наказуемым преступлением, и в 1895 году пригово­рил его к двум годам заключения в тюрьме строгого режима.
          Следует заметить, что гомосексуальные отноше­ния были узаконены в Великобритании лишь в 1967 году.
         Вышел он на свободу в 1897 году, сломленный и физически и морально. От него отказалась семья, сменив свою фамилию на Холланд, потому что как Уайльдов их даже отказывались поселять в гостиницах, как это, например, случилось, когда его жена с сыновьями ездила на отдых в Швейцарию. Произведе­ния Уайльда не печатали, все его пьесы сняли со сцены, и он, лишившись здоровья и денег, был вынужден уехать во Фран­цию, где и прожил остаток своих дней чуть ли не в нищете и ча­сто впроголодь, ютясь в крошечной комнатке жалкой париж­ской гостиницы
            Своеобразным итогом его пребывания в тюрьме явились два замечательных произведения: «Баллада Рэдингской тюрь­мы» (1898) и посвященная его другу лорду Дугласу исповедь «De Profundis» (что в переводе с латыни означает «Из безд­ны»)*, напечатанная с сокращениями через пять лет после смерти Уайльда, в 1905 году. Полный текст «De Profundis» был опубликован лишь в 1962 году.
Оскар Уайльд был с рождения протестантом, но всю жизнь его привлекала католическая вера. Перед самой смер­тью, в 1900 году, он был принят в лоно католической церкви и нашел свое вечное пристанище на французском нацио­нальном кладбище Пер-Лашез, где его останки покоятся и по­ныне.*
    *Печатается по материалам:
  • В. Чухно. Вступительная статья в кн.: Уальд О. Я всего лишь гений…6 Роман, повести, пьесы. – М.: ЭКСМО, 2000. – 576с.