Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
И через дорогу за тын перейти
Нельзя, не топча мирозданья
Борис Пастернак
русский поэт, прозаик и переводчик, Лауреат Нобелевской премии по литературе за 1958 год
Литература Красноярья

Николай Константинович Оёгир

В чум свой гостя введи, как в языческий храм,
называемый просто планета,
Все народы зову к эвенкийским кострам
Со всего необъятного света....
Николай Оёгир

Николай Оёгир — эвенкийский поэт, фольклорист и сказитель родился 15 марта в 1926 году в стойбище на озере Еромо, которое в то время относилось к Чириндинскому родовому Совету. Родители — Константин Михайлович — оленевод, охотник-рыбак, Екатерина Игнатьевна — мать многодетной семьи. По всей илимпийской тайге свирепствовала тогда «черная царапка» — эпидемия кори. Только постоянные кочевки спасли семью Оёгиров. С 10 лет Николай Оёгир начал работать приемщиком рыбы.
Через год, в 1937 году, его вместе со взрослыми определили в Чириндинскую начальную школу. Когда он окончил четыре класса, началась война, и продолжать учебу молодой человек не стал. Он продолжил работать приемщиком рыбы, кочевал с оленьими стадами и охотился.
В 1955 г. за три месяца Оёгир выучился в колхозной школе на счетовода и многие годы проработал в этой должности сначала в производственном объединении, а потом в Чириндинском колхозе (до 1982 года). Последние годы жизни был сотрудником газеты «Советская Эвенкия».
Стихи Николай Оёгир начал писать в 1955 г., еще будучи курсантом колхозной школы. Оправить свою поэзию в редакцию газеты его побудил призыв Алитета Немтушкина к молодым поэтам. Под впечатлением Оёгир написал стихотворение «Би долдытчав» («Я слышу»), которое опубликовали в газете «Советская Эвенкия» в 1961 г. С 1964 г. его стихи печатались в газете «Красноярский рабочий», журналах «Москва» и «Дальний Восток».
Николай Константинович писал стихи на эвенкийском: «Мне легко писать, когда мысли летят на моём языке…». В 1986 году вышла книга собранных Н. Оёгиром эвенкийских народных сказок, преданий, загадок, примет, наставлений «Человек сильнее всех» («Илэ упкаттук энгэситмэр»), а в 1987 году был издан первый поэтический сборник «Танец куликов» («Лорбовкил икэллинтын»), позже, в 1989 году, сборник «Тропа к роднику» («Удяран юктэтки»). Книги были изданы на эвенкийском и русском языках. Николай Оёгир всегда был признателен своим переводчикам: Вячеславу Пушкину, Аиде Федоровой.

Николай Константинович Оёгир

РАССВЕТ

Перевод Вячеслава Пушкина
Вот комарик проснулся
В утреннем воздухе чистом,
На цветке закружился
И разбудил сивэктэ*.
И сивэктэ потянулся,
Листья подставил солнцу,
Важенка потянулась,
Теплая, как земля,
Грудью прикрыла сына,
Глазастого олененка...
Вот и люди проснулись
И загалдели разом.
Ждет шашлык окуневый,
Ждут едоков лепешки,
Румяные, словно луны,
Светятся на столе.
Вот и кукушка проснулась,
Чтобы отмерить время.
Так снова жизнь возрождалась
И — шла своим чередом.
*Сивэктэ — хвощ
* * *

ХИНГКЭН*

В моем народе говорили так:
«Эвенк прожить не может без оленя.
Иглою прорубь продолбить нельзя,
Нельзя костер затеплить без кресала».
Я счастлив, если слышу поутру
За шкурой чума хорканье оленей.
Я слышу, как на шее вожака
Позванивает тонко колокольчик.
И песня зарождается во мне...
Печалюсь я, когда висит маут**
Бездельником в моем просторном чуме.
Ушли олени ночью.
След простыл.
И утренняя песня не поется...
Над стойбищем витает дух Хингкэн.
Мой сын с маутом на снегу резвится.
Мы ждем, когда появятся олени
И зазвенит заветный колокольчик.
*Хингкэн — добрый дух оленей
**Маут — аркан, которым ловят оленей
* * *

ЁХОРЬЁ

Радость скрыть не могу,
Когда вижу в кругу,
Как танцуют почтенные старцы.
Словно лебеди вдруг
Сбились осенью в круг
И над тундрой затеяли танцы.
Скоро снег упадёт
И на озере лёд
Зазвенит на ветру разудало.
Молодецки поёт
И ведёт хоровод
В резвом танце старик-запевала.
В древнем танце кружа,
Не стареет душа.
Танец кровь будоражит и греет.
Пусть промчались года,
Как оленьи стада,
Но ёхорьё никак не стареет.
* * *

ЖИВУ СРЕДИ ОЛЕНЕЙ

Живу среди оленей. Стужа. Снег.
Такая кутерьма, что не до песен.
Но я пою, упрямый человек.
И потому, наверно, интересен.
Крадется
к стаду исхудалый волк.
Он жаждет крови — такова природа.
Он хочет, чтобы голос мой умолк.
Но я пою! И песне нет исхода.
От песни зверь совсем осатанел.
Она для волка — крепкая преграда.
Живу среди оленей. Мой удел —
Быть пастухом, хранить оленье стадо.
Живу среди оленей без прикрас...
Далеким будет путь мой или близким
Не знаю. Но в исповедальный час
Я не расстанусь с песней эвенкийской.
* * *

МОЙ ОЛЕНЬ ХЭДЮРЭ

Перевод Ивана Клинового
Проходят годы, я старею
И вспоминаю Хэдюрэ:
Как обнимались в дымокуре,
Как на спине меня носил.
Недавно в старом дымокуре
Нашёл замшелые рога,
С волнением я взял их в руки
И снова вспомнил Хэдюрэ.
В осиротевшем дымокуре
Тихонько тлеют угольки...
Вот так хэвэки забирает
То, что сначала дарит нам.
Проходят годы, я старею,
Но верю: новый Хэдюрэ
С другим в обнимку в дымокуре,
Другого носит на спине.
* * *

КТО ДАЛ ПТИЦАМ ПЕСНИ
(ИЗ ПРЕДАНИЙ И СКАЗОК, СОБРАННЫХ НИКОЛАЕМ ОЁГИРОМ)

Это давно было. Тогда на нашей земле птицы еще не умели петь, а только кричали и разговаривали человеческим языком. Только один Ворон думал, что он умеет петь. Кричал: «Кар! Кар! Кар!» — и всем говорил, что его так петь научили люди. Однажды на своем суглане птицы решили просить Хэвэки, чтобы он дал им песни. Пришли к Хэвэки и говорят: «Мы тоже хотим петь. Вон как Северное сияние хорошо поет. Мы так же хотим петь». Подумал Хэвэки и говорит: «Я одинаковые песни дать не могу. Вы возьмите песни у Северного сияния. Его ночью люди не слушают. Все спят, когда оно поет. А вы дайте Северному сиянию часть своего оперенья». Птицы полетели к Северному сиянию и попросили дать им песни, а себе взять их оперенье. Обрадовалось Северное сияние, взяло у птиц самые разные перья, а птицам отдало свои песни. С того дня Северное сияние по ночам разными цветами играет, а птицы песни самые разные поют. Никого не обидел Хэвэки. И человеку от этого хорошо. Радуется он, когда Северное сияние смотрит и песни птиц слушает. А Ворон завидует и от злости еще громче каркает.
По книгам:
  • Оегир Н. К. Чтоб не гас костер... : эвенкийские народные сказки, загадки, приметы, наставления. Стихи = Гулувун дегдэдедэн... : эвэдыл тэгэдыл нимнакар, улгурил, тагивкал, самэлкил, гунмувкэл. — Красноярск : Сибирские промыслы, 2006.
  • Оегир Н. К. Танец куликов : стихи / пер. с эвен. Вячеслава Пушкина. — Красноярск : Книжное издательство, 1987.
  • Оегир Н. К. Тропа к роднику : стихи / [пер. Аида Федорова ; худож. В. В. Егоров ]. — Красноярск : Книжное издательство, 1989.
  • Оегир Н. К. Зарубки оставляя на пути / [пер. сказок Е. К. Эспек ; рис. С. Г. Салаткина ; предисл.: Надежда Оёгир, Нина Терехова, Владимир Катышев]. — Красноярск : Центросиб, 2011.
  • Слово о Матери: антология сибирской поэзии : в 2 т. — Тобольск : Возрождение Тобольска, 2011. — (Библиотека альманаха «Тобольск и вся Сибирь»).
  • Человек сильнее всех : эвенкийские народные сказки, предания, загадки, приметы, наставления. — Красноярск : Книжное издательство, 1986.
  • Эвенкия в сердце моем. — Красноярск : Книжное издательство, 1980.
  • Карпова А. М. Художественный мир Николая Оегира // Материалы первой межрегиональной научно-практической конференции «Модернизация образования в условиях Крайнего Севера», Тура, 9-12 апреля 2004 г. / Краснояр. гос. пед. ун-т им. В. П. Астафьева. — Красноярск : КГПУ, 2004.
  • Хрестоматия по литературе Приенисейского края. — Красноярск : Буква С, 2009.