Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Поэзия – это средство общения между людьми. Писать для себя, не думая о читателе, невозможно.
Алейксандре Висенте
испанский поэт, лауреат Нобелевской премии по литературе за 1977 год

Юбилеи




13 июля исполняется 80 лет со дня рождения Валентина Саввича Пикуля (1928 – 1990)

foto
    За сорок лет подвижнического литературного труда В.С. Пикуль вернул русскому человеку значительную часть великой родной истории. Он подарил миллионам своих читателей вошедшие в сокровищницу нашей литературы книги: «Баязет»(1961), «Париж на три часа» (1962), «На задворках великой империи» (1964-1966), «Реквием каравану PQ-17» (1970), «Пером и шпагой» (1971), «Моодзунд» (1972), «Битва железных канцлеров» (1977), «Богатство» (1978), «Три возраста Окини-сан» (1981), «Фаворит» (1984), « Крейсера» (1985), «Каторга» (1987), «Честь имею» (1989) и другие.
    Многие произведения изданы в Болгарии, Чехословакии, Франции, Японии, Сирии, Китае и других странах.
    В 1988 году за роман «Крейсера» он был удостоен звания лауреата Государственной премии РСФСР.
    Валентин Саввич Пикуль родился 13 июля 1928 года в Ленинграде. Происхождение свое Пикули ведут из украинского села Кагарлык. Отец будущего писателя Савва Михайлович, был призван на Балтийский флот, служил масленщиком на одном из миноносцев типа «Новик», затем как «выдвиженец из народа» поступил в политехнический институт, блестяще его окончил и работал инженером на различных верфях страны. Когда грянула Великая Отечественная война, ушел добровольцев в морскую пехоту. Погиб в звании батальонного комиссара в Сталинграде.Мать – Мария Константиновна Капенина происходила их псковских крестьян. С ней и с бабушкой – Василисой Минаевной Капениной, которая как скажет позже Валентин Пикуль, привила ему любовь к «великому, удивительному и красивому русскому языку», пережил он самую страшную тяжелую блокадную зиму. И не просто пережил, но старался быть полезным в общенародной борьбе. Весной 1942 года больной дистрофией и цингой эвакуировался в Архангельск, по месту службы отца, откуда и убежал в школу юнг. Сам писатель так рассказывает об этом: «Убегая из дома, я сказал маме: «Я скоро вернусь». А вернулся только после Победы».
    Пройдя курс обучения на Соловках, Валентин Пикуль в 1943 году начал воевать на Северном фронте в составе экипажа краснознаменного эскадренного эсминца «Грозный». Наравне со взрослыми нес изнурительные двенадцатичасовые вахты, сутками не снимал мокрого, леденящего на морозе ватника, бомбил немецкие подлодки, отражал атаки фашистских самолетов, охранял конвои союзников. С такой же неистовой страстью, как на флот, Валентин Пикуль устремился в литературу. Эта была даже не страсть, а скорее фанатичная одержимость.
    В 1954 году выходит в свет первая книга Валентина Пикуля – двухтомный роман «Океанский патруль», посвященный памяти боевых друзей-североморцев. Сам писатель не любит вспоминать о нем, считая его «образцом того, как не надо писать романы».
    После выхода романа писатель пережил серьезный творческий кризис. Пикуль понимал, что является пока автором одного, довольно слабого романа. И хотя приняли его в союз писателей, понимал, что «писателя Валентина Пикуля не существует». «Я был в отчаянии,- признавался он позже,- метался, не знал, что делать. Писал рассказы, стихи и чувствовал – все не то».
    Правда, уже в те годы он немного занимался историей русского Севера, где пришлось ему воевать, а потом заинтересовался историей нашего государства. И когда услышал рассказ С.С.Смирнова о защитниках Брестской крепости, вспомнил, что подобное уже было во время русско-турецкой войны. Так возник замысел исторического романа «Баязет», с которого он и отсчитывает свою литературную биографию.
    После «Баязета» увидели свет роман «Париж на три часа» и два первых тома романа «На задворках великой империи» (третий том так и не был написан).
    Конечно, не только рассказ С.С. Смирнова подтолкнул писателя к изучению отечественной истории. Причина лежит гораздо глубже. Все пережитое в годы Великой Отечественной войны властно заставило Валентина Пикуля задуматься об истоках мужества советских людей, о глубинных корнях его.
    Подвиг нашего народа в Великой Отечественной войне прочно и неразрывно связан с национально- патриотическими традициями, со всей сложной, предельно драматичной, но героически прекрасной историей нашей Родины. Поэтому В. Пикуль так внимательно изучал прошлое, стремясь проследить и художественно осмыслить судьбу русского народа на значительном отрезке его истории. Ибо, по твердому убеждению писателя, сегодня, «нельзя быть патриотом, не опираясь при этом на богатейшее наследство наших предков. Знание прошлого Отечества делает человека богаче духом, тверже характером и сильнее разумом … Патриотизм – это страстное до ярости чувство своей огромной Родины, за которую человек готов драться и отдать жизнь …».
    Воскрешая прошедшее, Валентин Пикуль не просто помогает прочитать многие драматические и героические его страницы, увидеть забытые лица предков, совершивших выдающиеся подвиги во славу Отечества (романы Пикуля не просто исторические, они в прямом смысле этого слова патриотические). Он не устает напоминать нам о нашем национальном достоинстве и о той великой роли, которую сыграл русский народ и в истории нашей страны, и в истории Европы, и в мировой истории в целом.
    Историческое полотно, созданное Пикулем, огромно. Трудно даже перечислить эпохи и события, которые отразил он в своих произведениях. По признанию писателя, еще в самом начале творческого пути он понял, что история России настолько богата, что охватить ее всю одному человеку не возможно. Поэтому он попытался ограничить себя наиболее интересующим его столетием – с 1725 года, года смерти Петра I, по 1825 год, ознаменовавшийся восстанием декабристов.
    В основе произведений Валентина Пикуля всегда лежит точно выверенный фактический, документальный материал. И в этом тоже проявилось отношение писателя к истории и исторической прозе. «Я не умею выдумывать – рассказывает В. Пикуль. – Я могу писать только тогда, когда у меня есть фактический материал, когда досконально проработаны источники».
    Так что же: в книгах В. Пикуля нет неточностей? Конечно же они встречаются. Их не может не быть, если учитывать, какой огромный исторический пласт поднимает и перерабатывает писатель. А, кроме того, каждое событие прошлого, результаты деятельности того или иного исторического лица всегда имеют несколько версий.
    И дело исторического романиста – знать все эти версии и выбрать из них одну, наиболее ему близкую. А эта версия не всегда совпадает со взглядами других исследователей, а часто и с общепринятой точкой зрения. Но ошибок и неточностей в романах В. Пикуля, как свидетельствуют об этом крупнейшие историки, не больше, а меньше, чем в иных научных монографиях.
    Валентин Пикуль, соединяя в себе одновременно талант художника и историка, идет, как правило, тропами нехожеными. В своих произведениях он разрабатывает обычно те пласты минувшего, которые оставались до него или совсем не освещенными, или освещенными недостаточно не только литературой, но и исторической наукой. Наиболее характерный пример тому – знаменитый роман «Слово и дело», ставший сегодня библиографической редкостью. Именно с него начинается «главная книга писателя. В. Пикуль продолжил тему романом «Фаворит». Сюда же можно отнести роман «Пером и шпагой». В «Слове и деле» в наиболее яркой форме проявились особенности творческой манеры художника, его отношение к русской истории и русскому национальному характеру.
    Роман «Слово и дело» – роман жестокий. Как жестока была и эпоха в нем описанная. Но тем мощнее звучит в нем основной мотив – борьба русского человека с иноземными поработителями. Писателю удалось показать, что как ни велики тяготы террора, как ни ужасающе жестоки притеснения, они не смогли сломить стремления народа русского к свободе и национальной независимости. Роман не вызывает ощущения безысходности. Напротив, вместе с чувством боли и гнева картина того далекого времени вызывает и чувство гордости. Гордости на необъятные силы народа, за несломленный дух его, за непоколебимую веру в себя. «В самые трагические моменты истории,- пишет В. Пикуль,- вдруг распрямлялись гигантские силы русской нации.
    «Париж на три часа» В. Пикуль написал еще в пору своей литературной молодости. Он тогда изучал жизнь Бетховена, и его очень заинтересовало отношение великого композитора к великому узурпатору. Оппозиция Бетховена диктатуре Бонапарта заставила писателя шире взглянуть вообще на республиканскую оппозицию. Так родился и второй роман о генерале Моро.
    Трактовка В. Пикулем главных героев — генералов Мале и Моро — в чем-то, а иногда и существенно, расходится с распространенной за рубежом, да и у нас в стране, трактовкой этих фигур. Так, например, Мале предстает со страниц монографий, написанных солидными учеными, чуть ли не сумасшедшим. Сумасшедшему удался побег из тюрьмы, сумасшедший совершил переворот и т.д. Подобная интерпретация следует версии самого Наполеона, утверждавшего, что они один француз, если он не сумасшедший, не выступит против него. Свой взгляд у Пикуля и на Наполеона. Если академик Е.В. Тарле, а за ним и А.З. Манфред в исследованиях о французском императоре облагораживали и «романтизировали» его личность, то Пикуль видит его и показывает читателю совсем в ином свете. Со страниц романов писателя Наполеон предстает жестоким честолюбцем, узурпатором, не стесняющимся в средствах ради достижения собственных целей, для возвышения своего престола. Пикуль не отказывает ему в блестящих, даже блистательных талантах политика, полководца, пытается показать и некоторые положительные его черты, но все это тут же меркнет, задавленное грузом всяческих подлостей и мерзостей.
    В романе «Пером и шпагой» показано пробуждение России от кошмарного сна «бироновщины», ее укрепление и развитие, рост политического влияния в Европе. Но рядом развивалась и крепла Пруссия, быстро вооружавшаяся и оглядывающая соседние страны алчущим взглядом агрессора. Близилась война, получившая впоследствии название Семилетней. Мощная, вставшая под ружье Пруссия, возглавляемая талантливым государственным деятелем и полководцем королем Фридрихом II, наводила на Европу ужас. Политика прочно опиралась на штыки, а ноты дипломатов весомо подкрепились пушечными залпами.
    В романе рисуется подробная и красочная картина европейской жизни, на основе большого фактического материала раскрываются политические цели и стремления тех или иных государств, значительное место отводится описанию военных действий, показу наиболее крупных сражений. «Ведомая Фридрихом, Пруссия покоряла одну страну за другой, молниеносными ударами разбивая их армии. Но вот на ее пути встала Россия, и ход войны изменился. «Русский человек, отлично снабженный отечественным оружием, с боями прошел до Берлина, учинив Фридриху разгром небывалый. Восточная Пруссия была при Елизавете обращена в обычную русскую провинцию, а в Кенигсберге, этом старинном славянском Королевстве, воссел русский губернатор…».
    Иногда работа над произведением обусловлена тревожащими писателя современными событиями. Так, романы «Три возраста Окинисан» и «Крейсера» вышли к трагической для нашего народа годовщине Цусимского сражения.
    И когда в тех же «Крейсерах» мы читаем о действиях Японии, начавшей войну без ее объявления, то мы думаем и о 22 июня 1941 года. А судьба Порт-Артуровской эскадры, подвергшейся внезапному нападению японцев, как бы предвосхищает судьбу американского флота у Пирл-Харбора.
    Да, прошлое, как показывают исторические романы В. Пикуля, учит, предупреждает. Даже если это далекое прошлое. Казалось бы, что общего между «векам осьмнадцатым» и современностью? Между походами Фридриха Великого и второй мировой войной? Но все в истории взаимосвязано. Нет настоящего и будущего без прошлого. И кто забывает уроки истории, тот обречен самой же историей. В этом Пикуль категоричен.
    Феномен Пикуля – радость истории, живое дыхание прошлого, тот воздух, которого народ был лишен долгие годы и к которому только сегодня ему открыт доступ. Это эстетический феномен, который перерастает наши национальные рамки, ибо каждый народ ищет в прошлом опору для жизни, обращаясь к истории самого себя и своих близких; национальное самосознание не расшатывает, а укрепляет дружбу народов. Дружить могут только личности неповторимые и независимые, в толпе не дружат. Это интернациональный феномен. Не случайно Пикуля стали переводить на другие языки. *


*Печатается по материалам сайта ХРОНОС