Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Чтение – это акт творчества, в котором никто, кроме тебя, не может участвовать, а потому и не может помочь
Надин Гордимер
южноафриканская писательница, Лауреат Нобелевской премии по литературе за 1991 год

Юбилеи




27 сентября исполняется 205 лет со дня рождения французского писателя Проспера Мериме (1803 – 1870)

  

Проспер Мериме родился в 1803 году в Париже в  семье художника Жана Франсуа Леонора Мериме. Окончив лицей, он поступил на юридический факультет Парижского университета. Круг интересов и эстетические взгляды молодого Мериме определились рано, сложившись уже в кругу семьи: отец его был  последователем Жака Луи Давида, ведущего представителя искусства классицизма; мать, тоже художница, женщина разносторонне развитая, обучила сына рисованию, познакомила его с идеями французских просветителей 18 века. В детстве Проспер Мериме с увлечением прочел Шекспира и Байрона в подлиннике, а в шестнадцать лет вместе со своим другом Жан-Жаком Ампером (сыном великого физика) взялся за перевод выдающегося памятника английского предромантизма – «Песнь Оссиана» Д. Макферсона.

Становление Мериме-писателя происходило во времена ожесточённой борьбы между литературной молодежью, стремившейся к обновлению французской литературы, и писателей старшего поколения, предпочитающие проверенные временем каноны классицизма. Мериме, находясь в дружеских отношениях с Гюго –  вождём романтической молодёжи, а также со Стендалем, принял в этой борьбе непосредственное участие. Мериме завоевал известность и признание раньше Стендаля и Бальзака, в годы, когда романтики только поднимались на штурм твердыни классицизма, а литература давала первые ростки.

Интерес к самостоятельному литературному творчеству стал проявляться у Мериме ещё в начале 20-ых годов, в студенческую пору. Впервые широкую известность Мериме завоевал в 1825 году, опубликовав сборник пьес “Театр Клары Газуль”. Выход в свет этого произведения связан с дерзкой и вызвавшей немало толков мистификацией. В предисловии Мериме написал, что эти пьесы переведены им с испанского, и принадлежат перу неизвестной актрисы странствующей труппы Клары Газуль. К некоторым экземплярам даже был приложен её портрет, то есть, как считают, портрет Мериме в женском платье. Второе литературное произведение Мериме, появившееся в печати, было также мистификацией: это его знаменитая «Гюзла, или Сборник иллирийских песен, записанных в Далмации, Боснии, Хорватии и Герцеговине» (1827). Книга эта считается одним из образцов ловкой и остроумной подделки народных мотивов. Приложенная к «Гюзле» биография Маглановича и почти все примечания к ней издателя составлены на основании «Путешествия по Далмации» аббата Форти. Мистификация ввела в заблуждение многих. Пушки и Мицкевич приняли созданные его воображением произведения за творения славянской народной поэзии и сочли возможным некоторые из них переложить на родной язык (Мицкевич перевёл балладу “Морлак в Венеции”, а Пушкин включил в свои “Песни западных славян” переработку одиннадцати поэм “Гюзлы”). Немецкий учёный Гергард написал Мериме, что ему удалось в прозе «Гюзлы» открыть размер иллирийского стиха. Гёте поместил в одной немецкой газете разбор «Гюзлы», в котором выразил сомнение в подлинности песен далматинского барда, проницательность Гёте объясняется тем, что Мериме, посылая ему «Гюзлу», довольно ясно намекнул, что он сам автор этих песен. В письме Мериме к Соболевскому от 18 января 1835 года, написанному по просьбе Пушкина, Мериме объяснял, что поводом к сочинению «Гюзлы» послужило желание осмеять господствовавшее тогда стремление к местному колориту, кроме того, ему нужны были средства  для путешествия в Италию. 

За «Гюзлой» последовали сцены из феодальной жизни «Жакерия» (Jacquerie) (1828), исторический роман «Хроника царствования Карла IX» и рассказ «Маттео Фальконе» (1829). Мериме в это время деятельно сотрудничал в «Revue de Paris» и «National» и состоял в самых близких отношениях с редакциями этих изданий, имевших оппозиционный характер.

Отшлифованная по общему шаблону жизнь больших городов, центров цивилизации, была противна Мериме. Он почти никогда не посвящал своё перо, как художник, изображению этой «неблагодарной для искусства», по его выражению, среды. Его всегда гораздо более привлекали дикие, самобытные нравы, сохранившие своеобразный и яркий цвет старины. Именно потому ему так и удалось описание корсиканских нравов, а также образ цыганки Кармен, из одноименной новеллы. Мериме издал несколько сочинений по истории Греции, Рима и Италии, основанных на скрупулезных исследованиях трудов по истории и культуре этих стран. Его история Дона Педро I, короля Кастилии, до сих пор пользуется уважением среди специалистов.

Если в годы Реставрации  Мериме увлекало изображение больших общественных катаклизмов, воспроизведение широких социальных полотен, разработка исторических сюжетов и, следовательно, крупные, монументальные жанры, то впоследствии, его больше стала привлекать краткость и точность. Наиболее известны его произведения малого повествовательного жанра.

Самым известной в творчестве Мериме является новелла «Кармен», написанная им в 1845 году и отмеченная духом «местного колорита». Известность новеллы во многом объясняется успехом одноименной оперы Бизе, созданной ее мотивам  в 1874 году. «Кармен, описанная в новелле, - женщина, можно сказать, «демоническая». – Отмечает  Жан Фрестье в биографической книге о Проспере Мериме. - Подчеркнем здесь, что за небольшими исключениями – во всем творчестве Мериме «женщина – это дъявол». Но ни к одной героине это определение не применимо больше, чем к Кармен, настоящей колдунье, которая зачаровывает людей…Досадно, что успех оперы Бизе «Кармен» - сначала умеренный, а затем триумфальный – как бы затмил с первого же представления новеллу Мериме.

Едва ли можно говорить о поэтизации «экзотического» характера Кармен у Мериме. Она лжива, вероломна, безжалостна. Автор, выступающий в повести в роли рассказчика-путешественника, изучающего нравы испанских цыган, считает, что характер героини предопределен нравами ее народа, и сочувствует главному герою, несчастному Хосе, который стал преступником и обречен на смерть из-за любви к Кармен. Завершается повесть главой, представляющей собою, по существу, небольшой трактат об испанских цыганах. Объясняя характер Кармен, он стремится при этом дать читателям «выгодное представление» не о самой Кармен, а «о своих исследованиях в области роммани» (цыганских нравов). У Мериме в данном случае нет  традиционного для романтиков восхищения цыганскими свободными нравами, колоритом, экзотикой. «Местный колорит» обретает здесь иное, не романтическое качество. Писатель выступает как исследователь нравов и обычаев, что присуще реалистической литературе.

Когда собственно Мериме заинтересовался русской литературой — в точности сказать нельзя. Из его переписки с графиней Монтихо видно, что в конце 1840-х гг. он уже серьёзно занимался ею. В 1849 году он перевёл «Пиковую Даму» Пушкина, а в 1851 году опубликовал  интересный этюд о Гоголе. “Русский язык, - с восхищением писал он в статье о Гоголе, - насколько могу судить, самый богатый из всех европейских языков; он как будто создан для выражения тончайших оттенков. При его необыкновенной сжатости и вместе с тем ясности, ему достаточно одного слова для соединения многих мыслей, которые на других языках потребовали бы целой фразы”. В 1853 году вышел его перевод «Ревизора». «Истории Петра Великого» Устрялова Мериме посвятил несколько статей в «Journal des Savants». Там же он напечатал несколько очерков из истории русского и украинского казачества. Очень интересовался историей Смутного времени. Мериме был большим почитателем И. С. Тургенева и написал предисловие к французскому переводу «Отцов и детей», вышедшему в Париже в 1864 году.   Пушкина Мериме  считал  величайшим поэтом  эпохи, наравне с Байроном. «У Пушкина, — говорил и писал Mериме, — удивительное сочетание формы и содержания; в его стихах, чарующих своей изящной прелестью, всегда больше содержания, чем слов, как и у Байрона; поэзия расцветает у него как бы сама собой из самой трезвой правды». *

Печатается по материалам:

*История западноевропейской литературы.XIX век: Франция, Испания, Бельгия: Учебник для студ. Высш. Учеб. Заведений / Под ред. Т.В.Соколовой. – СПб., М., 2003. – с.185-203

* Википедия