Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Поэзия – это что-то никогда ранее не слышанное, никогда ранее не произнесенное, это язык и его отрицание, то, что идет «за пределы»
Октавио Пас
мексиканский переводчик, поэт и эссеист, Лауреат Нобелевской премии за 1990 год
Литература Красноярья

Алексей Тимофеевич Черкасов

Судьбы, как тропы в глухолесье, – всегда разные.
Найдет человек сохатиную иль медвежью стежку – и пошел по ней. Потом удивляется: какая нечистая сила понесла его по такой дремучести, где сам черт ногу сломит?
Многие идут по наторенным дорогам, но не след в след, каждый по-своему.
Случается: человек долго ищет судьбу. Набьет ноги, не раз умоется горькою слезою; брызнет седина в голову, а ему все еще кажется - жизнь впереди!..
Другой, не успев пожить, вдруг вспыхнет огнем, да так ярко, что многим возле него хоть водой окатывай: невмоготу припекает. Сгорит, а про него долго еще будут говорить, поминая добром и лихом.
А. Черкасов
Алексей Тимофеевич Черкасов — сибирский писатель, на долю которого выпала слава автора самой популярной в 1970-1980-е гг. трилогии «Сказания о людях тайги» («Хмель», «Конь рыжий», «Черный тополь»).

Алексей Тимофеевич Черкасов родился 2 июня 1915 года в деревне Потаповой Даурской волости Енисейской губернии в семье Тимофея Зиновьевича Черкасова и Евдокии Фоминичны Ткаченко. В семье было трое детей: Алексей, Анна, Николай. Отец, вернувшись с войны в 1918 году, работал некоторое время в Даурском волисполкоме, в 1925 году он навсегда покинул семью.
В 1926 г. мать, будучи не в состоянии прокормить детей, отвезла их в детдом Курагинской коммуны «Соха и молот». В 1929 г. Алексей Черкасов поступил в Красноярский агропединститут. В 1931 г. осенью в числе группы комсомольцев института уехал на работу по проведению коллективизации в деревню. В 1932 году Балахтинский райком комсомола направил его на работу агрономом в Тюльковскую МТС.
Судьба А. Черкасова трагична. Он разделил участь многих творческих людей периода сталинских репрессий: искореженная жизнь, подорванное здоровье, невоплощенные творческие замыслы...
В первый paз писатель был арестован в 1937 г. по статье 58-10. В автобиографии он вспоминает: «Виновным себя не признал и приговор тройки УНКВД был отменён в ноябре 1959 года, и я вернулся на переследствие в Казахстан. 10 февраля 1940 г. я был полностью оправдан и восстановлен на работе с выплатой компенсации за всё время следствия, т.е. с 11.11.37 г. по 10.02.40 г.»
С 1937 года Черкасов живёт в станице Пресновской Северо-Казахстанской области, работает главным агрономом pайзо.
В августе 1941 года будущий писатель задерживается Красноярским краевым управлением НКВД для выяснения личности.
В «Деле» А.Т. Черкасова читаем: «1 марта 1942 г. был арестован по признакам преступления, предусмотренного ст. 58-10, ч.2 УК за то, что в 1941-1942гг. среди окружающих его лиц проводил контрреволюционную агитацию пораженческого характера, восхвалял германскую армию, ее технику, готовился перейти на сторону врага, в случае его призыва в РККА».
Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР от 7 марта 1959 года в отношении А.Т. Черкасова дело производством прекращено «за недоказанностью предъявленного обвинения».
Путь Алексея Черкасова писателя был не менее тернистым, чем его личная судьба.
Как упоминает сам Черкасов и автобиографии, еще студентом он начал писать пьесы. «... Все мои рукописи и даже записные книжки в библиотеке безвозвратно погибли. Еще в тюрьме, и Рыбинске и в Ярославле, я начал работу над новым романом «Мир, как он есть», который закончил весною 1041 г. и выехал с ним в Москву».
Романы «Ледяной покров» и «Мир, как он есть» бесследно исчезли при арестах. В 1949 году в Москве издается книга повестей и рассказов А. Черкасова «В стороне сибирской», затем увидели свет книги «День начинается на Востоке» (1949 т.), «Лика» (1959 г.).
Большую роль в судьбе писателя Черкасова сыграла Полина Дмитриевна Москвитина. Она появилась в жизни Алексея Тимофеевича в самый трудный триод, когда он находился в неволе. Полина Москвитина, работавшая в военной цензуре, перлюстрировала письма на Красноярском главпочтамте. Из переписки А. Черкасова с матерью узнала о его горькой доле и прониклась состраданием к судьбе незнакомого человека. Знакомство переросло в глубокое чувство. Черкасов в автобиографии пишет: «Она добилась моего освобождения из-под следствия, но сама за связь с подследственным но 58 статье была исключена из комсомола и уволена с формулировкой «по служебному несоответствию», что равносильно было волчьему билету: с этой справкой она нигде не могла поступить на работу».
Полина Дмитриевна стала ему верной спутницей в жизни и в творчестве. Судьба не раз испытывала их союз на прочность. Благодаря мужеству, упорству Полины Дмитриевны Алексей Тимофеевич смог выстоять в трудных обстоятельствах и реализовать свои творческие замыслы.
С 1943 года семья Черкасовых жила в Минусинске, в 1946 году переехала в Красноярск.
А.Т. Черкасов — писатель самобытный. По словам И.М. Пантелеева, редактора первого издания романа «Хмель», «фантазия у него была невероятнейшая и язык великолепный», «работа» Черкасов быстро», «работал он, как зверь». Материалы для будущих своих произведений собирал во время поездок. Будучи корреспондентом газеты «Советская Хакасия», в начале 40-х годов Черкасов объездил южные районы Красноярского края. Общение с сибиряками, особенно с кержаками-старообрядцами, дало богатый материал, который лёг в основу романа «Хмель», впервые опубликованный в журнале «Нева» (1961, №№ 11-12). Работая над романами «Конь рыжий» и «Черный тополь», писатель обращался к историческим материалам и архивным документам.
В 1960 году А.Т. Черкасов был принят в Союз писателей СССР. В 1959 г. в связи с ухудшением здоровья писателя по настоянию врачей он вместе с семьей переезжает в Симферополь. Умер Алексей Черкасов 13 апреля 1973 года, похоронен в Симферополе.*

С.Н. Коротаев, С.А.Темеров

Нераскрытая страница из жизни сибирского писателя А.Т. Черкасова (тезисы сообщения на научной конференции «Люди и судьбы. ХХ век» в Красноярске, 30 октября 2003г.)

Стерт с географической карты Даурский район, что в Красноярском крае.
Стране нужна была стройка века:
Да! Красноярская ГЭС – это сила, это флагман экономики, это могущество СССР, это – мужество, энтузиазм советских людей, это дело рук человеческих.
Но, с другой стороны, ГЭС – это горе людей, расстающихся со своей Малой РОДИНОЙ , это – уничтожение навсегда части культуры народа. Это насильственное лишение человека возможности поклониться своей ЗЕМЛЕ.
Алексей Тимофеевич Черкасов родился 2 июня (20 мая по старому стилю) 1915 года в деревне Потаповой Даурского района Красноярского края. Писатель, автор знаменитой трилогии «сказание о людях тайги» - «ХМЕЛЬ», «КОНЬ РЫЖИЙ», «ЧЕРНЫЙ ТОПОЛЬ».
Трудна и сложна его биография, много пришлось ему перенести: доносы, предательство, тюрьмы, психиатрическая больница, но это его не сломило. Создать такие произведения мог только ЧЕЛОВЕК. Много белых пятен в его биографии.
Не по собственной воле А.Т. Черкасов покинул Родину, уехав на Украину. Красноярский край из матери превратился в мачеху. Прах его покоится в Крыму, жена Полина Дмитриевна живёт в г.Симферополе.
В советском энциклопедическом словаре за 1984 год данных о А.Т.Черкасове нет. Вышедший в 1998 году в г. Красноярске Енисейский энциклопедический словарь имеет скудные данные. В брошюре «Красноярские писатели», 1969 год, неверно указано место рождения Черкасова - с.Даурское. Для многих он загадка и тайна. Биографических данных практически нет. Литературные критики их не имеют. Лишь в 1998 году был издан московским издательством «Эксмо» роман-хроника «Лиловый сад», автор П.Д.Москвитина, в котором появляются новые вопросы.
Деревня Потапова (место рождения писателя), является старожильческим поселением, основанным в лесистой и здоровой местности, где была охотничья заимка крестьянина Потапова, на месте впадения речки Жулгет в Енисей. По данным Красноярской воеводской канцелярии от 30 апреля 1749 года в ведомстве Верхнего Караульного Острога в 27 поселениях проживало 485 человек от 16 до 50 лет. Из них в д. Потаповой 24 человека. Сама деревня была расположена на правом берегу Енисея в 130 верстах от г. Красноярска. С юга её защищала от ветров гора Талгат. Напротив Потаповой на Енисее был большой остров, назван Потаповским. Главным занятием жителей являлось земледелие, звероловство и лесной промысел.
Деревня Потапова входила в Дербинский Пророко-Ильинский приход, открытый в 1859 году в 10 километрах от с.Дербинское. В д.Потаповой имелась часовня, деревянная, очень ветхая. Об этом А.Т.Чёркасов упоминал в повести «Ласточка», описывая ночные похождения на погост.
Нет больше д. Потаповой, скрывшейся под водой Красноярского водохранилища, места, где в 1915 году родился Лёша Черкасов.
Место рождения неизвестно, точная дата неизвестна. Сам Алексей Тимофеевич в своей автобиографии указывает разные даты, но это не его вина. Поэтому, следуя поговорке «один раз увидеть, чем сто раз услышать», мы отправились в отдел ЗАГСа Балахтинского района, Красноярского края. В одной из метрических книг Дербинской Пророко-Ильинской церкви обнаружили запись о рождении А.Черкасова. В 1999 году мы отправили выписку о рождении А.Т.Черкасова в Красноярский литературный музей, а в апреле 2002 года - вдове писателя в Крым.
В метрической книге Дербинской Пророко-Ильинской Церкви за 1915 год под номером 20 сделана запись следующего содержания:
Май: 20 числа родился, 24 числа крестился младенец Алексей, названный в честь митрополита Московского Алексия, родителями записаны: Крестьянин деревни Потаповой Тимофей Зиновиев Черкасов и законная его жена Евдокия Фомина; оба православного вероисповедания, восприемниками (крёстными) записаны: крестьянин деревни Потаповой Пётр Фомин Ткаченко и крестьянская жена деревни Ошаровой Надежда Зиновьева Лопатина. Тайн крещения и запись об этом совершили священник Дионисий Токарев и псаломщик Пугачёв. Как правило, в крёстные записывались родственники по отцу и матери, следовательно, крёстным был родной брат матери, а крёстной - родная сестра отца Алексея.
В метрической книге стоит отметка о том, что 8 июля 1949 года выписано свидетельство о рождении, серия ВЭ № 232559, и выслано в Минусинск, городской ЗАГС. Это свидетельствует о том, что до 1949 года в документах А.Т.Черкасова была путаница. И после всех неурядиц Алексей получил документ о рождении. Из автобиографии Черкасова явствует: когда мать отдала детей в Курагинскую коммуну, Алексею возраст был определён визуально. Если посмотреть на фотографию, где Алёше лет 12 (на фото есть отметка -1927 год), можно вполне сказать, что снят юноша в возрасте 15-16 лет.
В Даурской средней школе работал учителем, завучем, директором Сильнягин Иван Иванович, который с ребятами, начиная с 30-х по 60-е годы прошлого века занимался краеведением. Начиная с 1948 года они выпускали самиздатовский журнал «Краевед». Несколько экземпляров Иван Иванович оставил в нашей Приморской средней школе (фактически правопреемница Даурской средней школы после затопления Красноярским водохранилищем). Часть экземпляров находится в Красноярском краеведческом музее. В 1973 году Сильнягиным написана летопись Даурского района. В одном из«Краеведов» мы и обнаружили воспоминания И.И.Сильнягина об учёбе в Алексея Тимофеевича в Даурской школе: «В то время я работал завучвосом (заведующим учебно-воспитательной частью) школы колхозной молодёжи в селе Даурском.
Вспоминаю, как вместе с другими ребятами пришёл заниматься в школу и Алёша Черкасов. Приехал он из соседней деревни Потапово. С ребятами еще не был знаком, но держался среди своих сверстников, да и мальчишек постарше, я бы сказал, с достоинством, уверенно.
Вихрастый мальчонка как-то сразу обращал на себя внимание. Привлекали его живые серые открытые глаза. По своим летам он был довольно развит. И был большим непоседой.
В Потапове Алёша закончил трёхгодичную школу, а в нашей школе учёба начиналась с пятого класса. Но в школе был недобор учащихся, и поэтому организовали нулевой класс. В него и записали Алёшу. Развитый, сообразительный мальчишка в нём долго не засиделся, вскоре его определили в пятый класс, и он быстро сравнялся с пятиклассниками.
С малых лет Алёша воспитывался у своего деда - большого книголюба, старовера-аввакумовца. Начитанный и умудрённый жизненным опытом дед Зиновий много рассказывал любознательному внуку об изгнании из центральной России в Сибирь исповедующих старую веру «кержаках - староверах». Читал с Алёшей старые «скитские» книги и в том числе «Житие протопопа Аввакума», сосланного в «студёные края», в низовье Енисея.
Все эти рассказы и чтения, как мы знаем, упали на благодатную почву.
Дед Зиновий, можно сказать, был первым учителем Алёши, будущего писателя.
В своей автобиографии А.Т.Черкасов вспоминает: «Жили бедно, но удивительно дружно и весело. Сочинять начал очень рано. Еще в детском возрасте, лет семи-восьми я сочинял стихи и записывал их в церковные книги, которые поставлял Зиновий Андреевич. Фактически стихи писали вдвоём: я и дедушка.
Дед потом читал эти стихи в сельской сборне, как церковные псалмы, что вызывало всеобщий смех. Так дед воевал с религией».
Алёша очень любил своего деда, поэтому всякий раз, как только наступали школьные каникулы, он с большой радостью уезжал из села Даурского к деду в д.Потапово. Отец его (красноармеец, секретарь Потаповского сельсовета, затем секретарь Даурского земотдела) в конце 20-х годов переехал в Курагино, оставив сына на попечение деда.
Влияние деда Зиновия, бывшего волостного писаря, единственного в деревне грамотея, на внука было благодатным. Тем более, что в Зиновии Андреевиче жил дух свободолюбивый. Во время одной из его бесед с моим дедом я слышал, как он упоминал о том, что родом из политических ссыльных.
А потом я слышал версию, что род Черкасовых восходил к роду декабриста – одного из мичманов гвардейского флотского экипажа.
Наступала пора школьной учёбы, и Алеша со своим товарищем - Платковским одним из первых приезжал в интернат, созданный при ШКМ для учащихся из соседних деревень.
Загоревший лицом, с несколько отличавшими под жарким летним солнцем тёмными волосами, он появлялся в школе как долгожданный гость и для ребят, и для учителей. Хотя кое-кому он причинял беспокойство своей дотошностью, стремлением всё знать, всё самому уметь. А с ребятами мог и подраться...
В то время в программу ШКМ было введено как отдельный предмет «сельское хозяйство», вёл его директор Г.А.Апахов, только что окончивший агропединститут.
Алеша, помнится, больше других увлекался работой на пришкольном сельхозучастке, в мастерских. Он, наверное, перечитал всю сельскохозяйственную литературу в школьной библиотеке: и «15 заповедей земледельца», и книжки об агротехнике полей, о новой семипольной системе полеводства, вместо старой
«трехполки»...
И, как мне «жаловался» директор, замучивал его вопросами, особенно во время практических занятий. Ему всё надо было знать. Как? Почему? Зачем? И он мечтал стать агрономом. Юношеская мечта его, как известно, благодаря упорству и настойчивости впоследствии осуществилась. «Он закончил тот же институт, что и директор школы, и работал на юге Красноярья агрономом». «Здесь требуется пояснение - Алексей Тимофеевич не закончил агропединститут, со второго курса его отчислили за пристрастие к литературе и писательству, и он уехал на родину проводить коллективизацию. В 1932 году Балахтинский РК ВЛКСМ направил его агрономом в д.Тюльково, в созданную Тюльковскую МТС. К сожалению, в нашем Балахтинском районном архиве документы о МТС сохранились только с 1932 года. Но старожилы д.Тюльково утверждают, что Черкасов А.Т. действительно работал у них).
Любил Алёша и уроки истории, изучение которой в то время начиналось с изучения своей родной деревни, села, района, края.
Всем учащимся ШКМ на летние каникулы давались в этом плане специальные задания. Алёша Черкасов, как и другие ребята, после приезда с каникул осенью делал сообщения о своей летней работе. Его рассказы удивляли нас, учителей, своей яркостью, наблюдательностью, подробностями и новизной.
Рассказывал он не только об интересных находках исторического или природного характера своей деревни, но и своих односельчанах, воевавших с белогвардейцами в рядах партизанского отряда П.Е.Щетинкина, который в 1919 году проходил через Потапово в тайгу, на Ману, чтобы соединиться с партизанской армией А.Д.Кравченко.
Вспоминаю, с какой взволнованностью Алёша рассказывал о таёжниках, о находке ими в тайге золота. Впоследствии это было отражено в повести «Синь-тайга». Ранние юношеские впечатления затем будут положены им в основу первых книжек изданных Красгизом».
Природный ум, присутствие деда, объяснение им многих вопросов, исторические места, красавец Енисей, отроги Западного Саяна, чистота нравов, сибирский характер - все это послужило основой будущей жизни и творчества Алексея Тимофеевича. Чтобы вышли в свет его книги, нужен был именно сибирский характер. Тот характер, который показали в годы Великой Отечественной войны воины-сибиряки, добрая память и слава о которых до сих пор сохранилась на освобождённых землях.
Благодаря нашей работе, пусть и не большой, мы надеемся, что не только наш Балахтинский район, но и Красноярский край, наша страна вспомнит о своих талантливых детях.
В 2005 году исполняется 90 лет со дня рождения Алексея Тимофеевича. И мы надеемся, что наше государство, по чьей вине очень много страда: писатель, человек, гражданин - А.Т.Черкасов, отметит его заслуги. Вернётся архив Черкасова в Красноярск, вернётся на свою Родину вдова писателя - П.Д.Москвитина-Черкасова. Ведь между теми местами, где родились А.Т.Черкасов и П.Д.Москвитина, всего лишь 100 километров. Наша история уже имеет печальный опыт утраты своего литературного наследия, как это произошло с библиотекой и архивом красноярского купца и мецената Геннадия Васильевича Юдина: его книги уже раскиданы по библиотекам мира а ведь там история Сибири. Доколе же мы будем «Иванами, не помнящими родства».
Хочется закончить наше небольшое сообщение открытым письмом вдовы писателя, которое, к сожалению, так и не было полностью опубликовано в прессе Красноярского края.
«Честь и Слава моему Отечеству за то, что книги «Хмель», «Конь Рыжий», «Чёрный тополь» и др. живут уже полсотни лет волею одной власти: любовью читателей и выгодой издателей, т.е. превратились в классику.
Они издавались миллионными тиражами в СССР, СНГ, за рубежом и на Украине, где я, соавтор А.Т.Черкасова, живу теперь без вины виноватой, «иностранкой» в условиях пока несостоявшихся рыночных отношений, и мне не на что даже приехать на родину, потому что все издания были пиратскими, кассеты с фильмом — пиратские, заслуженная перед краем пенсия превратилась в фикцию, и бороться с таким явлением в одиночку - утопия... Конечно, мне повезло: благодатный Крым вернул дыхание моим лёгким, но одним воздухом сыт не будешь. Тем более теперь, когда политические реалии мира круто изменились, обострились в плохую и хорошую сторону. Но я думаю, что и у Вас уже появились небедные люди (сибиряки всегда были сильным и щедрым народом) или какие-то новые механизмы, в которых я не разбираюсь, чтобы разрешить эту проблему.
Я обращаюсь к вам за спонсорской помощью, чтобы приехать на Родину. Все, кому не безразлична память о А.Т.Черкасове, судьба архива и жизнь книг, согласятся, что пора начинать подготовку к юбилею.
Для начала я предлагаю издателям эксклюзив на издание «Лилового сада» - книги о писателе, которую земляки давно ждут. Это будет честно, выгодно, полезно. Россия всегда была страной, сдерживающей противоречия между добром и злом, недаром она породила столько писателей - гуманистов. Всё поправимо, кроме бездействия, ибо сон разума рождает чудовища».
Открыта всего лишь одна страница многотомной жизни нашего великого земляка, писателя - Черкасова Алексея Тимофеевича. И мы продолжим читать эту книгу.**
По книгам:
  • * Неуемное сердце : к 90-летию Алексея Черкасова / сост. Г. Толстова. - Красноярск, 2005. - [16] с. : ил.
  • ** Люди и судьбы. ХХ век : тезисы докладов и сообщений научной конференции, Красноярск, 30 октября 2003 г. / Краснояр. культурно-истор. музейн. комплекс. - Красноярск : Кларетианум, 2003. – С. 84-88.