Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
И через дорогу за тын перейти
Нельзя, не топча мирозданья
Борис Пастернак
русский поэт, прозаик и переводчик, Лауреат Нобелевской премии по литературе за 1958 год

Юбилеи



6 апреля исполняется 175 лет со дня рождения русского поэта Ивана Захаровича Сурикова (1841-1880)
Не корите, други,
Вы меня за это,
Что в моих твореньях
Нет тепла и света.
Как кому на свете
Дышится, живётся -
Такова и песня
У него поётся...
По сущности и характеру своего творчества поэт-самоучка Иван Суриков представляет оригинальное явление литературы 60—70-х годов XIX века. Жизнь была его полна мытарств, неудач, болезней. Он умер в 40-летнем возрасте, в расцвете творческого дарования. За ним последовали другие писатели из народа, отражавшие в своих произведениях жизнь крестьянства и городской бедноты.
К текстам произведений Ивана Сурикова обращались многие композиторы. П. И. Чайковский написал музыку на четыре стихотворения Сурикова: «Я ли в поле да не травушка была», «Солнце утомилось...», «Занялася заря...», «В огороде возле броду...». На стихи Сурикова писали музыку Ц. Кюи («Засветилась вдали, загорелась заря»...), А. Т. Гречанинов («В зареве огнистом...») и другие композиторы.

ИВАН СУРИКОВ
«Что шумишь, качаясь,
Тонкая рябина,
Низко наклоняясь
Головою к тыну?»

- «С ветром речь веду я
О своей невзгоде,
Что одна расту я
В этом огороде.

Грустно, сиротинка,
Я стою, качаюсь,
Что к земле былинка,
К тыну нагибаюсь.

Там, за тыном, в поле,
Над рекой глубокой,
На просторе, в воле,
Дуб растет высокий.

Как бы я желала
К дубу перебраться;
Я б тогда не стала
Гнуться да качаться.

Близко бы ветвями
Я к нему прижалась
И с его листами
День и ночь шепталась.

Нет, нельзя рябинке
К дубу перебраться!
Знать, мне, сиротинке,
Век одной качаться».

В степи

Кони мчат-несут,
Степь всё вдаль бежит;
Вьюга снежная
На степи гудит.

Снег да снег кругом;
Сердце грусть берёт;
Про моздокскую
Степь ямщик поёт...

Как простор степной
Широко-велик;
Как в степи глухой
Умирал ямщик.

Как в последний свой
Передсмертный час
Он товарищу
Отдавал приказ:

"Вижу, смерть меня
Здесь, в степи, сразит, —
Не попомни, друг,
Злых моих обид.

Злых моих обид,
Да и глупостей,
Неразумных слов,
Прежней грубости.

Схорони меня
Здесь, в степи глухой;
Вороных коней
Отведи домой.

Отведи домой,
Сдай их батюшке;
Отнеси поклон
Старой матушке.

Молодой жене
Ты скажи, друг мой,
Чтоб меня она
Не ждала домой…

Кстати ей ещё
Не забудь сказать:
Тяжело вдовой
Мне её кидать!

Передай словцо
Ей прощальное
И отдай кольцо
Обручальное.

Пусть о мне она
Не печалится;
С тем, кто по сердцу,
Обвенчается!»

Замолчал ямщик,
Слеза катится…
А в степи глухой
Вьюга плачется.

Голосит она,
В степи стон стоит,
Та же песня в ней
Ямщика звучит:

«Как простор степной
Широко-велик;
Как в степи глухой
Умирал ямщик».
По книге:
Суриков Иван Захарович. Стихотворения. - Москва: Советская Россия, 1985. - 336 с.