Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Похоже, что у поэтов всегда будет много работы
Вислава Шимборска
польская писательница, лауреат Нобелевской премии по литературе за 1996 год

Юбилеи



15 апреля исполняется 80 лет со дня рождения Бориса Натановича Стругацкого (1933-2012)

Надо смотреть на все с холодным вниманием.
Страна, только-только вынырнувшая из трясины тоталитаризма,
снова — и с удовольствием! — погружается в ту же трясину.
Что может быть абсурднее, казалось бы?
А на самом деле — естественный и закономерный процесс,
движение вдоль равнодействующей миллионов воль.
Борис Стругацкий

В одном из поздних интервью Борис Натанович говорил о литературном феномене братьев Стругацких: « Что неотделимы – это, что называется, «медицинский факт»: не существует двух авторов, Аркадия и Бориса Стругацких, которые писали вдвоем, есть один автор – братья Стругацкие». После смерти брата Борис Стругацкий, по его собственному определению, продолжал «пилить толстое бревно литературы двуручной пилой, но без напарника.
Под псевдонимом С. Витицкий у Бориса Стругацкого вышли романы «Поиск предназначения, или «Двадцать седьмая теорема этики», «Бессильные мира сего», продолжавшие исследование братьями темы неумолимого рока и возможностей влиять на окружающую действительность: «Конечно, Витицкий, пишет о романе «Бессильные мира сего Дмитрий Быков, — совсем отдельный, новый писатель, невзирая на все эти аллюзии: он пишет в основном о современной России, проза у него мрачная, едкая, жестокая, все и вся он поверяет своим новым, безжалостным взглядом, словно кислотой разъедает. Где была молодая дружба, кружок талантливых единомышленников — нынче по инерции собираются сломленные, раздавленные жизнью люди. Это повесть о том, что делает с человеком жизнь, и о том, что Человеку Воспитанному — высшей ступени человеческой эволюции — нечего делать на свете. А главное — это история о том, что переделывать мир бессмысленно; собственно, об этом — все Стругацкие, начиная с “Попытки к бегству” и кончая трилогией о Каммерере, но никогда еще они не давали прямого ответа на вопрос: почему? Теперь Витицкий ответил. Потому, что, выращивая Дивный Новый Мир, мы в недрах его растим его смерть, а в зерне каждого нашего замысла уже скрывается антизамысел, который все и погубит, в конце концов. И даже собирая вокруг себя кружок единоверцев, мы неизбежно растим Иуду — страшно сказать — потому, что без Иуды кружок невозможен. Но не в морали тут дело, смысл повести в любом случае глубже. Дело еще и в неотразимо обаятельной повествовательной манере, которая никуда не делась; и в умении нагнетать напряжение, и разбрасывать тайны и обманки по обочинам магистрального сюжета, и попросту пугать читателя, когда это нужно. Вам может не понравиться эта книга, и это будет естественно — она не говорит о человечестве ничего особенно утешительного. Но отложить ее, не дочитав, вы не сможете».
См. также: