Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
И через дорогу за тын перейти
Нельзя, не топча мирозданья
Борис Пастернак
русский поэт, прозаик и переводчик, Лауреат Нобелевской премии по литературе за 1958 год

Юбилеи



29 декабря исполняется 80 лет со дня рождения поэта Евгения Борисовича Рейна (р. в 1935г.)
               Вот если подумать: что же объединяет все, что называется русской культурой, что создано людьми разной крови, разного социального положения, разной судьбы, разного времени? Можно прийти к одному безусловному выводу - это язык. Причем язык не в таком физическом, простодушном варианте. От вас прямо проложены какие-то нити и связи с любым человеком, который изъяснялся по-русски. Будь это князь Игорь, или патриарх Никон, или, предположим, Державин, который был губернатором, или Вяземский, который был министром. Или Пушкин, который был камер-юнкером. Подумайте об этом. О том, что, скажем, Державин, который написал оду «Бог», обращался и прямо к вам.
Евгений Рейн. Из интервью
               Евгений Рейн родился в Ленинграде. По образованию – инженер-механик, также  учился на Высших сценарных курсах. Начал публиковаться в 60-е годы. Работал в геологических партиях на Дальнем Востоке, на ленинградских заводах. Принадлежал (вместе с Иосифом Бродским, Анатолием Найманом, Дмитрием Бобышевым) к узкому кругу молодых друзей Анны Андреевны Ахматовой (так называемые «ахматовские сироты»). В конце семидесятых принимал участие в выходе альманаха "Метрополь", после чего многие издательства отказывались печатать его стихи. Первый сборник поэзии «Имена мостов» выпустил в 1984-м году. Автор книг «Береговая полоса», «Темнота зеркал», «Непоправимый день», «Против часовой стрелки», «Третья волна»  и других. Много занимался стихотворными переводами. Написал несколько киносценариев, занимался эссеистикой. Опубликовал книгу  мемуарных рассказов: «Мне скучно без Довлатова». .Член российского ПЕН-клуба, лауреат нескольких литературных премий и Государственной премии Российской Федерации.
              Иосиф Бродский утверждал в 1988г.: «На мой взгляд, Рейн наиболее значительный поэт нашего поколения, то есть поколения, к которому я принадлежу...»
Евгений Рейн
* * *
Саксофонист японец, типичный самурай,
Играет на эстраде: "Живи, не умирай!"
Скажи мне, камикадзе, ужасен, волосат,
Неужто нет возврата куда-нибудь назад?
Куда тебя, японец, безумец, занесло?
Какой сегодня месяц, трехзначное число?
Дурацкая Европа дает аплодисмент -
Как все они похожи - и Каунас, и Гент!
А ну, скажи, Цусима, ответь мне, Порт-Артур,
Махни косой, раскосый, из этих партитур.
Там, в Тихом океане торпедный аппарат,
Неужто нет возврата куда-нибудь назад?
Со спардека эсминца взгляни на Сахалин.
А здесь на мелком месте ты, как и я, один.
Надень свои петлицы, сними свои очки,
Одной заглохшей клумбы мы оба червячки.
Над пушками линкора последний твой парад.
Неужто нет возврата куда-нибудь назад?
Что скажет Ямамото в открытый шлемофон?
Чем кончится проклятый, проклятый марафон?
Ты рухнешь над заливом на золотое дно...
Сыграй мне на прощанье, уж так заведено.
Скажи на саксофоне: рай это тоже ад?
Неужто нет возврата куда-нибудь назад?
ТАРАС БУЛЬБА
Загибает морозец -
наконец, наконец!
Погибай, запорожец,
застывай, холодец!
Уплывай по предплечью,
изуверская речь,
Запорожскою Сечью
можно насмерть засечь!
Что ж вы, руки родные
и родные войска?
Кто-то должен Андрия
порубать от виска.
Но шляхетски играют
кружева простыни,
никого не свергают,
укрывают они.
Говори, моя панна,
жизнь дешевле тебя,
и глубокая рана -
дорогая судьба.
Сбей последнюю пену,
повались наповал.
За такую-то цену
я и сам бы пропал.
ОСОБЕННО КОНИ...
Львы и грифоны и кони, особенно кони,
вы вывозили, и вы отвезите, прошу вас.
Что на меня так глядите, зверюги в законе,
так презираете, гордо прищурясь?
Да, виноват, не имею ни гривы, ни шпоры;
да, виноват, ибо прожил как фраер, небрежно,
лишь беспощадные весело шли разговоры,
да на базарах катилась по доскам черешня.
Вечно глядите вы с каменных стенок барокко,
не было шляпы стащить ее в низком поклоне.
Скушно без вас, неприкаянно и одиноко,
львы и грифоны и кони, особенно кони.
Долго я шел мимо вас - и ни рыка, ни крика, -
как равнодушно вы смотрите с этих фронтонов.
Всех я заметил - от малого и до велика -
самых приметных, особенно же - затаенных.
Если б меня вы позвали, я с шагу, я с бегу
к камню приник, вы меня не окликнете даром.
Будьте однажды добры к одному человеку,
или кончаются ваши заботы кентавром?
Что ж, пребывайте, воистину, к вам не пробиться,
только ваш нрав остается в холодной ладони.
Благодарю, что позволили хоть обратиться,
львы и грифоны и кони, особенно кони...
По книге:
Рейн Евгений.  Балкон : Стихотворения  - М. : Журнал поэзии "Арион", 1998