Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Поэзия – разбуженное время
Октавио Пас
мексиканский переводчик, поэт и эссеист, Лауреат Нобелевской премии за 1990 год

Юбилеи



29 сентября исполняется 215 лет со дня рождения  поэта-декабриста Кондратия Федоровича Рылеева (1795-1826)
Забыв вражду великодушно,
Движенью тайному послушный,
Быть может, я еще могу
Дать руку личному врагу;
Но вековые оскорбленья
Тиранам родины прощать
И стыд обиды оставлять
Без справедливого отмщенья --
Не в силах я: один лишь раб
Так может быть и подл и слаб.
Могу ли равнодушно видеть
 Порабощенных земляков?..
Нет, нет! Мой жребий: ненавидеть
Равно тиранов и рабов.
                                                           К.Рылеев. Из поэмы «Наливайко»
Кондратий Рылеев - декабрист, один из руководителей Северного общества, поэт. В 1814г. окончил кадетский корпус, прапорщик артиллерии. Принимал участие в заграничных походах русской армии в 1813-1814 гг. Стихотворением «К временщику» (1820г.) началась литературная и политическая деятельность Рылеева:
Не зная о своём ужасном положенье,
Ты заблуждаешься в несчастном ослепленье;
Как ни притворствуешь и как ты ни хитришь,
Но свойства злобные души не утаишь:
Твои дела тебя изобличат народу;
Познает он — что ты стеснил его свободу,
Налогом тягостным довёл до нищеты,
Селения лишил их прежней красоты...
Тогда вострепещи, о временщик надменный!
Народ тиранствами ужасен разъяренный!
Но если злобный рок, злодея полюбя,
От справедливой мзды и сохранит тебя,
Всё трепещи, тиран! За зло и вероломство
Тебе свой приговор произнесёт потомство!
В это же время Рылеев вступил в члены Вольного общества любителей российской словесности. Со многими членами общества завязались у Рылеева дружеские отношения: «В дружбе Рылеев был чрезвычайно пылок... жертва, даже самопожертвование для дружбы ему ничего не стоили; честь друга для него была выше всяких соображений», - говорил Александр Александрович Бестужев.
В 1823 г. вступил в Северное общество, создал его отделения в Москве, Кронштадте и других городах. Издавал альманах «Полярная звезда». Один из руководителей восстания 14 декабря 1825 г. В дни, предшествовавшие 14 декабря, квартира Р. и Бестужева стала штабом готовившегося восстания. Рылеев убеждал колеблющихся, настаивал на необходимости решительных действий:
Нет примиренья, нет условий
Между тираном и рабом;
Тут надо не чернил, а крови,
Нам должно действовать мечом...
После поражения восстания, арестованный и заключенный в Петропавловскую крепость, Рылеев в письме к царю взял всю вину на себя и старался, как мог, спасти своих товарищей: «Признаюсь чистосердечно, что я сам себя почитаю главнейшим виновником происшествия 14 декабря, ибо... я мог остановить оное и не только того не подумал сделать, а напротив, еще преступною ревностию своею служил для других, особенно для своей отрасли гибельным примером». «Я виновнее из всех... - убеждал он царя. - Прошу тебя, государь, прости их... Казни меня одного...».
Последние строчки, им написанные,  адресованы жене:  «Ты, мой милый, мой добрый и неоцененный Друг, счастливила меня в продолжение восьми лет. Могу ли, мой друг, благодарить тебя словами: они не могут выразить чувств моих... Прощай. Велят одеваться...»
   Кондратий Рылеев был казнен в числе пяти руководителей восстания 13 июля 1826 г.
Кондратий Рылеев
СЧАСТЛИВАЯ ПЕРЕМЕНА
Свершилось наконец! Я Лидой обладаю
И за протекшие страдания мои
В награду пламенной любви
Теперь в восторгах утопаю!
 
Вчера, еще вчера, суровый бросив взгляд,
Надежды Лидинька навек меня лишила
И в сердце юном породила
Любви пренебреженной ад!
 
В отчаяньи, в тоске, печальный и угрюмый,
В уединение свое я прибежал;
В уме рождались мрачны думы,
Я то немел, то трепетал...
 
Вдруг слышу милый глас... и зрю перед собою
Младую Лидиньку вечернею порою,
В слезах раскаянья, с любовию в очах,
С улыбкой горестной на розовых устах!
"Прости, что я не доверяла,
Мой милый друг! любви твоей;
Но ныне я тебя узнала,
И предаюсь взаимно ей".
 
И с сими нежными словами
Вдруг бросилась в мои объятия она
И, страсти пламенной полна,
К моим устам касалася устами;
Огонь любви в очах ее пылал!
В восторгах страстных я и млел, и трепетал,
И Лиду прижимал
К трепещущей груди дрожащими руками!..
 
<1820>
 
*
СМЕРТЬ ЕРМАКА
 
Под  словом  Сибирь  разумеется  ныне  неизмеримое  Пространство  от  хребта Уральского   до   берегов  Восточного  океана.  Некогда  Сибирским  царством  называлось небольшое татарское владение, коего столица, Искер, находилась на реке  Иртыше,  впадающей  в Обь. В половине XVI века сие царство зависело от России.  В  1569  году  царь  Кучум  был _принят под руку_ Иоанна Грозного и обязался  платить дань. Между тем сибирские татары и подвластные им остяки и вогуличи  вторгались  иногда  в  пермские  области. Это заставило российское правительство  обратить  внимание  на  обеспечение  сих  украйн укрепленными  местами  и  умножением  в  них  народонаселения.  Богатые  в  то время купцы Строгановы получили во владение обширные пустыни на пределах Пермии: им дано было  право  заселить  их  и  обработать.  Сзывая  вольницу,  сии деятельные помещики обратились к казакам, кои, не признавая над собою никакой верховной власти,  грабили  на  Волге промышленников и купеческие караваны. Летом 1579 года  540  сих  удальцов  пришли  на  берега  Камы; предводителей у них было пятеро,  главный назывался Ермак Тимофеев. Строгановы присоединили к ним 300 человек  разных всельников, снабдили их порохом, свинцом и другими припасами и  отправили за Уральские горы (в 1581 г.). В течение следующего года казаки разбили татар во многих сражениях, взяли Искер, пленили Кучумова племянника, царевича  Маметкула,  и  около  трех  лет господствовали в Сибири. Между тем число  их  мало-помалу  уменьшалось: много погибло от оплошности. Сверженный Кучум  бежал в киргизские степи и замышлял способы истребить казаков. В одну темную  ночь  (5  августа 1584 г.), при сильном дожде, он учинил неожиданное нападение:  казаки  защищались  мужественно,  но  не могли стоять долго; они должны  были  уступить  силе и незапности удара. Не имея средств к спасению, кроме  бегства,  Ермак  бросился  в  Иртыш,  в намерении переплыть на другую сторону,  и  погиб  в  волнах.  Летописцы  представляют  сего  казака  героя крепкотелым,  осанистым  и широкоплечим, он был роста среднего, имел плоское лицо,  быстрые  глаза,  черную  бороду,  темные и кудрявые волосы. Несколько лет после сего Сибирь была оставлена россиянами; потом пришли царские войска и  снова  завладели  ею.  В течение XVII века беспрерывные завоевания разных удальцов-предводителей  отнесли  пределы  Российского  государства к берегам Восточного океана.
 
Ревела буря, дождь шумел,
Во мраке молнии летали,
Бесперерывно гром гремел,
И ветры в дебрях бушевали...
Ко славе страстию дыша,
В стране суровой и угрюмой,
На диком бреге Иртыша
Сидел Ермак, объятый думой.
 
Товарищи его трудов,
Побед и громозвучной славы,
Среди раскинутых шатров
Беспечно спали близ дубравы.
"О, спите, спите, - мнил герой, -
Друзья, под бурею ревущей;
С рассветом глас раздастся мой,
На славу иль на смерть зовущий
 
Вам нужен отдых; сладкий сон
И в бурю храбрых успокоит;
В мечтах напомнит славу он
И силы ратников удвоит.
Кто жизни не щадил своей
В разбоях, злато добывая,
Тот думать будет ли о ней.
За Русь святую погибая?
 
Своей и вражьей кровью смыв
Все преступленья буйной жизни
И за победы заслужив
Благословения отчизны, -
Нам смерть не может быть страшна;
Свое мы дело совершили:
Сибирь царю покорена,
И мы - не праздно в мире жили!"
 
Но роковой его удел
Уже сидел с героем рядом
И с сожалением глядел
На жертву любопытным взглядом.
Ревела буря, дождь шумел,
Во мраке молнии летали,
Бесперерывно гром гремел,
И ветры в дебрях бушевали.
 
Иртыш кипел в крутых брегах,
Вздымалися седые волны,
И рассыпались с ревом в арах,
Бия о брег, козачьи челны.
С вождем покой в объятьях сна
Дружина храбрая вкушала;
С Кучумом буря лишь одна
На их погибель не дремала!
 
Страшась вступить с героем в бой,
Кучум к шатрам, как тать презренный,
Прокрался тайною тропой,
Татар толпами окруженный.
Мечи сверкнули в их руках -
И окровавилась долина,
И пала грозная в боях,
Не обнажив мечей, дружина...
 
Ермак воспрянул ото сна
И, гибель зря, стремится в волны,
Душа отвагою полна,
Но далеко от брега челны!
Иртыш волнуется сильней -
Ермак все силы напрягает
И мощною рукой своей
Валы седые рассекает...
 
Плывет... уж близко челнока -
Но сила року уступила,
И, закипев страшней, река
Героя с шумом поглотила.
Лишивши сил богатыря
Бороться с ярою волною,
Тяжелый панцирь - дар царя {2}
Стал гибели его виною.
 
Ревела буря... вдруг луной
Иртыш кипящий осребрился,
И труп, извергнутый волной,
В броне медяной озарился.
Носились тучи, дождь шумел,
И молнии еще сверкали,
И гром вдали еще гремел,
И ветры в дебрях бушевали.
 
1821
 
НА БОЛЕЗНЬ КРЫЛОВА
 
Нет одобрения талантам никакого:
В России глушь и дичь.
О даровании Крылова
Едва напомнил паралич.
 
1823
 
*
СТАНСЫ
(К А. Б<естуже>ву)
 
Не сбылись, мой друг, пророчества
Пылкой юности моей:
Горький жребий одиночества
Мне сужден в кругу людей.
 
Слишком рано мрак таинственный
Опыт грозный разогнал,
Слишком рано, друг единственный,
Я сердца людей узнал.
 
Страшно дней не ведать радостных,
Быть чужим среди своих,
Но ужасней истин тягостных
Быть сосудом с дней младых.
 
С тяжкой грустью, с черной думою
Я с тех пор один брожу
И могилою угрюмою
Мир печальный нахожу.
 
Всюду встречи безотрадные!
Ищешь, суетный, людей,
А встречаешь трупы хладные
Иль бессмысленных детей...
 
1824
 
*
БЕСТУЖЕВУ
 
Хоть Пушкин суд мне строгий произнес
И слабый дар, как недруг тайный, взвесил,
Но от того, Бестужев, еще нос
Я недругам в угоду не повесил.
 
Моя душа до гроба сохранит
Высоких дум кипящую отвагу;
Мой друг! Недаром в юноше горит
Любовь к общественному благу!
 
В чью грудь _порой теснится целый свет_,
Кого с земли восторг души уносит,
Назло врагам тот завсегда поэт,
Тот славы требует, не просит.
 
Так и ко мне, храня со мной союз,
С улыбкою и с ласковым приветом
Слетит порой толпа вертлявых муз,
И я вдруг делаюсь поэтом.
1825
*
<КНЯЗЮ Е. И. ОБОЛЕНСКОМУ>
 
1
 
Прими, прими, святый Евгений,
Дань благодарную певца,
И слово пламенных хвалений,
И слезы, катящи с лица.
Отныне день твой до могилы
Пребудет свят душе моей:
В сей день твой соимянник милый
Освобожден был от цепей.
21 января 1826
 
2
 
Мне тошно здесь, как на чужбине.
Когда я сброшу жизнь мою?
Кто даст крыле мне голубине,
Да полечу и почию.
Весь мир как смрадная могила!
Душа из тела рвется вон.
Творец! Ты мне прибежище и сила,
Вонми мой вопль, услышь мой стон:
Приникни на мое моленье,
Вонми смирению души,
Пошли друзьям моим спасенье,
А мне даруй грехов прощенье
И дух от тела разреши.
 
Между январем и маем 1826
 
3
 
О милый друг, как внятен голос твой,
Как утешителен и сердцу сладок:
Он возвратил душе моей покой
И мысли смутные привел в порядок.
Ты прав: Христос спаситель нам один,
И мир, и истина, и благо наше;
Блажен, в ком дух над плотью властелин,
Кто твердо шествует к Христовой чаше.
Прямой мудрец: он жребий свой вознес,
Он предпочел небесное земному,
И, как Петра, ведет его Христос
По треволнению мирскому.
Душою чист и сердцем прав,
Перед кончиною подвижник постоянный,
Как Моисей с горы Навав,
Узрит он край обетованный.
 
-----
 
Для цели мы высокой созданы:
Спасителю, сей истине верховной,
Мы подчинять от всей души должны
И мир вещественный и мир духовный.
Для смертного ужасен подвиг сей,
Но он к бессмертию стезя прямая;
И благовествуя, мой друг, речет о ней
Сама нам истина святая:
 
"[И плоть и кровь преграды вам поставит,
Вас будут гнать и предавать,
Осмеивать и дерзостно бесславить,
Торжественно вас будут убивать,
Но тщетный страх не должен вас тревожить.]
И страшны ль те, кто властен жизнь отнять
И этим зла вам причинить не может. -
Счастлив, кого Отец мой изберет,
Кто истины здесь будет проповедник)
Тому венец, того блаженство ждет,
Тот царствия небесного наследник".
 
Как радостно, о друг любезный мой,
 
Внимаю я столь сладкому глаголу
И, как орел, на небо рвусь душой,
Но плотью увлекаюсь долу.
 
Май или июнь 1826
 
По книге:
К. Ф. Рылеев. Полное собрание стихотворений.-  М.-Л., "Советский писатель", 1971
По материалам сайтов: