Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Все в слове…. Целая жизнь может измениться только от того, что сместилось одно слово, или оттого, что другое по-королевски расселось посреди фразы, которая не ждала его и ему не подчиняется…
Пабло Неруда
чилийский поэт и публицист, лауреат Нобелевской премии по литературе за 1971 год

Юбилеи



2 апреля исполняется 205 лет со дня рождения Ханса Кристиана Андерсена (1805-1875)
Моя жизнь - прекрасная сказка, полная счастливых случайностей. Как будто, когда я был ребенком и вышел в бедный и недружелюбный мир, я встретил доброго волшебника, который сказал мне: «Выбери теперь свою собственную дорогу в жизни и цель, к которой ты будешь стремиться, и тогда, по мере твоего становления и необходимости, я буду направлять и защищать тебя на пути к ней». Моя судьба не могла быть направлена более правильно, более рассудительно. Эта история расскажет миру про то, что я знаю сам: есть любящий Бог, который управляет всеми вещами и направляет нас к подлинным ценностям.
Ханс Кристиан Андерсен

Удивительная сказка — одновременно красивая и страшная, как для многих сама жизнь, у него — и красивее и страшнее, чем у кого-либо из нас.
Бо Грёнбек
Ханс Кристиан Андерсен родился 2 апреля 1805 г. в Оденсе на датском острове Фюн. Отец Андерсена был бедным башмачником, мать прачкой. Родители, впрочем, считали, что их сыну несказанно повезло. Мать говорила: «Какой же он счастливый! Живет прямо как настоящий графский сынок!» Еще бы — ее саму родители в детстве выгоняли на улицу просить милостыню, а Ханс Кристиан должен был лишь исправно ходить в школу.
В Дании существует легенда о королевском происхождении Андерсена, поскольку в ранней биографии Андерсен писал, что в детстве играл с принцем Фритсом, впоследствии — королём Фредериком VII, и у него не было друзей среди уличных мальчишек — только принц. Дружба Андерсена с принцем Фритсом, согласно фантазии Андерсена, продолжалась и во взрослом возрасте, до самой смерти последнего. После смерти Фритса, за исключением родственников, один лишь Андерсен был допущен к гробу покойного. Причиной этой фантазии явились рассказы отца мальчика, что он родственник короля.
 С детства будущий писатель проявлял склонность к мечтанию и сочинительству, часто устраивал импровизированные домашние спектакли, вызывавшие смех и издёвки детей.
В 1816 г. отец Андерсена умер, и мальчику пришлось работать ради пропитания. Он был подмастерьем у ткача, затем у портного, работал на сигаретной фабрике.
В возрасте 14 лет Андерсен поехал в Копенгаген, «чтобы стать знаменитым».   Первое время, прибыв столицу с несколькими монетками в кармане, Андерсен бедствовал, через год, благодаря приятному голосу, он был принят в Королевский театр, где играл второстепенные роли. Его всё меньше и меньше задействовали, а затем началась возрастная ломка голоса, и он был уволен. Посочувствовавшие бедному и чувствительному мальчику люди ходатайствовали перед королём Дании Фредериком VI, который разрешил учиться в школе  за счёт казны. Ученики были на шесть лет младше Андерсена. Он впоследствии вспоминал о годах учёбы как о самой мрачной поре своей жизни, до конца своих дней видел ректора школы в кошмарных снах.
Но зато еще на школьной скамье он обратил на себя внимание незаурядным талантом рассказчика и несколькими стихотворениями. В 1829 году Андерсен напечатал сатирический рассказ "Путешествие пешком от Гольме-канала до Амака". Лирические его стихотворения имели большой успех и Дания вскоре признала его как поэта. Основные темы поэзии Андерсена - любовь к Родине, пейзажи Дании и христианские темы. Многие замечательные его стихотворения, позже положенные на музыку, были переложением библейских псалмов и сюжетов.
В романе "Импровизатор", - тонком психологическом этюде о судьбе художника, чей дар долго пробивался сквозь каменные стены презрения и ненужности, есть множество автобиографических эпизодов (этот роман в Дании до сих пор считается вершиной творчества Андерсена - прозаика, но не переиздавался после революции в России).
Свой первый же гонорар Андерсен потратил на путешествие по Европе.
Был он и в Сирии, и в Египте, и в Малой Азии. Посетив множество зарубежных стран, писатель никак не мог добраться до родного Оденсе. Всю жизнь он прожил в гостиницах и меблированных комнатах.
Константин Паустовский заметил, что очень трудно в сложной биографии Андерсена отыскать тот момент, когда он начал писать сказки. Достоверно известно одно: это было уже в зрелом возрасте. Значительно раньше Андерсен приобрел славу поэта, которого знали и в народе: под его колыбельные засыпали дети, и путешественника - вышло несколько книг о его путешествиях по Швеции и Италии.
На театральной сцене с успехом шли его пьесы: "Мулат", "Первенец", "Грезы короля", "Дороже жемчуга и злата". Правда, смотрел он их с тех мест в зрительном зале, что предназначены были для простого народа и отделялись от роскошных кресел аристократической публики железной полосой…
Уже первые сказки Андерсена принесли ему славу.
Среди его многочисленных широко любимых историй “Ель”, “Девочка со спичками”, “Гадкий Утёнок”, “Снежная Королева”, “Русалочка”, “Красные Башмаки”…
Воображение Андерсена было настолько сильным и необычным, что иногда его называли колдуном и ясновидцем: однажды увидев совершенно незнакомого человека, Андерсен мог многое рассказать о нем.
Он был одержим, особенно в молодые годы, стремлением творить и создавать, замыслы — блестящие и средние — кипели в нем, и он был всецело в их власти. Неуправляемая фантазия еще в детстве заводила его так далеко, что он не отличал фантастические видения от действительности.
 За свой божественный творческий дар Андерсен заплатил немалую цену. Писатель страдал очень серьезной формой неврастении; порою прожить один день было для него почти непреодолимым напряжением. Случалось, что от горя он целый день сидел дома и плакал.
Его разрывали огромные внутренние противоречия, и временами все его усилия были направлены на то, чтобы держать себя в узде. Он был жертвой собственных идей, рабом собственных фантазий. Стремление переживать и способность к переживанию были у него значительно сильнее, чем у других людей. Его страсть к переменам была не просто бегством от нервных страданий, но жаждой новых событий и новых людей, и, несмотря на слабое здоровье, он не щадил усилий, чтобы удовлетворить свое любопытство.
Немного нужно было, чтобы согреть его душу. Маленькие знаки внимания — несколько приветливых слов в письме или за обеденным столом, случайная любезность — вырастали в его фантазии в свидетельство искреннего, сердечного контакта, который ему всегда хотелось установить с другими людьми.
Он умер в полном одиночестве на своей вилле Ролигхед 4 августа 1875 года, после долгой болезни, начавшейся еще в 1872 году.
 В Дании был объявлен национальный траур. В газете напечатали стихотворение:
В могилу наш король сошел,
И некому занять его престол.
Бо Грёнбек, один из наиболее известных биографов Андерсена, писал:  «Да, у писателя были все основания быть благодарным. Сказка его жизни была богата событиями, ее можно назвать и прекрасной, но благословенной она была лишь временами. Ему следовало бы написать: многосторонняя и примечательная. Мы, живущие через сто лет после того, как он написал эти красивые и теплые слова, можем, зная его жизнь, с полным основанием добавить: потрясающая, а главное, всеохватывающая. Она простирается от темных глубин общества до его самых высоких, залитых солнцем вершин, разворачивается от самого захолустного уголка Дании до самых отдаленных частей Европы, она растянута от постоянной борьбы юности за счастье до высшей власти над миром в старости как в жизни внешней, так и во внутренней. Его чувства простирались от вполне человечной углубленности в себя до самозабвенного понимания других. Его мысли могли опускаться до самых тривиальных забот повседневной жизни, но в то же время достигать высот поэтической фантазии. И что еще более примечательно: он был всецело самим собой — но не просто самим собой. В минуты вдохновения им владели могучие силы и с помощью его пера творили чудеса, которым он сам поражался».*
Предлагаем Вашему вниманию одну малоизвестную сказку Андерсена

Ганс Христиан Андерсен

Скверный мальчишка

Жил-был старый поэт, настоящий хороший поэт и очень добрый. Раз вечером сидел он дома, а на дворе разыгралась непогода.  Дождь лил как  из ведра, но  старому поэту было так уютно и тепло возле кафельной печки,  где ярко  горел огонь и, весело шипя, пеклись яблоки.   
- Плохо попасть в такую  непогоду -  нитки сухой не останется! – сказал он. Он был очень добрый.
-  Впустите, впустите меня! Я озяб и весь промок! -  закричал вдруг  за дверями ребенок.
Он плакал и  стучал в  дверь, а дождь так и  лил, ветер так и  бился  в окна.
- Бедняжка! - сказал старый поэт и пошел отворять двери.
За  дверями  стоял маленький  мальчик, совсем  голенький. С его длинных золотистых волос стекала вода, он дрожал от холода; если бы его не впустили,  он бы, наверное, погиб.
- Бедняжка! - сказал старый поэт и взял его за руку. - Пойдем ко мне, я  обогрею тебя, дам тебе винца и яблоко; ты такой хорошенький мальчуган!
Он и в самом деле был прехорошенький. Глаза у него сияли, как две яркие звезды, а мокрые золотистые волосы вились кудрями -  ну, совсем ангелочек! - хоть он весь и посинел от холода и  дрожал как осиновый лист. В руках у него был  чудесный  лук;  беда  только - он весь  испортился  от дождя, краска на длинных стрелах слиняла.
Старый поэт  уселся поближе  к печке, взял малютку на колени, выжал его мокрые  кудри, согрел ручонки  в своих руках и вскипятил  ему сладкого вина.
Мальчик повеселел,  щеки у  него  зарумянились, он  спрыгнул  на пол  и стал плясать вокруг старого поэта.
- Ишь, какой ты веселый мальчуган! -  сказал старик поэт.  - А как тебя зовут?
- Амур! -  отвечал мальчик. - Ты разве не знаешь меня? Вот и лук мой. Я умею стрелять! Посмотри, погода разгулялась, месяц светит.
- А лук-то твой испортился! - сказал старый поэт.
-  Вот  было  бы  горе!  -  сказал  мальчуган,  взял  лук  и  стал  его осматривать. - Он совсем высох, и ему  ничего не сделалось! Тетива  натянута как следует! Сейчас я его испробую.
И он натянул лук, положил стрелу, прицелился  и выстрелил старику поэту прямо в сердце!
-  Вот видишь,  мой  лук совсем  не  испорчен!  -  закричал он,  громко засмеялся и убежал.
Скверный  мальчишка! Выстрелил  в  старика  поэта, который  пустил  его  обогреться, приласкал, напоил вином и дал самое лучшее яблоко!
Добрый  старик лежал  на  полу и плакал: он  был ранен в самое  сердце. Потом он сказал:
- Фу, какой скверный мальчишка этот Амур! Я расскажу о нем всем хорошим детям, чтобы они береглись, не связывались с ним, - он и их обидит.
И все хорошие дети  - и мальчики и девочки -  стали остерегаться  этого Амура, но он все-таки умеет иногда обмануть их; такой плут!
Идут студенты с  лекций,  и  он  рядом:  книжка под  мышкой,  в  черном сюртуке, и не узнаешь его! Они думают,  что он тоже студент, возьмут его под руку, а он и пустит им стрелу прямо в грудь.
Или вот идут девушки от священника или в церковь - он тоже тут как тут;  вечно гоняется за людьми!
А  то  заберется  иногда в  большую  люстру в театре и  горит там ярким пламенем; люди-то думают  сначала, что это лампа, и уж потом только разберут в чем дело. Бегает  он и по  королевскому  саду и по крепостной стене. А раз гак он ранил в сердце твоих родителей! Спроси-ка у них,  они тебе расскажут.
Да, скверный мальчишка этот Амур, ты лучше не связывайся с ним! Он только  и делает,  что  бегает  за людьми. Подумай,  раз  он пустил стрелу даже в твою старую бабушку! Было это давно, давно прошло и быльем поросло, а все-таки не забылось, да и не забудется никогда! Фу! Злой  Амур! Но теперь ты знаешь про него, знаешь, какой это скверный мальчишка!