Общественная организация
Центр Чтения Красноярского края
Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края
Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Все в слове…. Целая жизнь может измениться только от того, что сместилось одно слово, или оттого, что другое по-королевски расселось посреди фразы, которая не ждала его и ему не подчиняется…
Пабло Неруда
чилийский поэт и публицист, лауреат Нобелевской премии по литературе за 1971 год
Литература Красноярья

Александр Александрович Бушков

Мне Александр Бушков всегда казался подростком, любящим увлекательные, захватывающие истории, обожающим всевозможное оружие, преклоняющимся перед разведчиками и полководцами. Не случайно писатель коллекционирует холодное (и не только) оружие и постоянно носит газовый пистолет… Есть в этом, согласитесь, что-то от нестареющего подростка, любящего подразнить слишком серьезных и слишком интеллигентных читателей...
Эдуард Русаков
Александр Бушков — один из самых читаемых в России и самых самобытных авторов. Как утверждается на официальном сайте писателя, тираж его книг превысил 17 млн. экземпляров. Бушкова называют и «королем русского детективного боевика» и «объективным фантастом», и «российским Конан Дойлем». Он не боится играть с жанрами, и каждый подобный опыт не остается без внимания читателей и критиков. Критики называют Александра Бушкова автором, создающим эффекты объемного звучания и изображения. Каждое его произведение — выверенный стиль, нетривиальные сюжетные ходы и энциклопедические познания автора.
Александр Бушков родился в Минусинске 5 апреля 1956 года. Вероятно, в роду писателя были выходцы из Польши, сам Бушков причисляет себя к литвинам. В 1972 г. приехал в город Абакан, столицу Хакасской автономной области, закончил среднюю школу, но от дальнейшего образования отказался категорически.
До начала писательской карьеры Александр работал почтальоном, грузчиком, страховым агентом, участвовал в геофизической экспедиции, сотрудничал с газетой Хакасского обкома партии и занимал должность завлита в Хакасском драмтеатре. «После выхода в 1981 г. первой повести в журнале "Литературная учеба" окрыленный автор столь активно принялся пропивать немалый по тем временам гонорар. Весной 1986 года угодил под следствие по обвинению не в политике, а в тунеядстве. К счастью, от суда был спасен благодаря дружески расположенному чину от психиатрии. К тому времени в Красноярске готовилась к выходу первая книга. Взвесив все, автор этих строк решил перебраться подальше от солнечной Хакассии, и, поменяв квартиру, прибыл в Красноярск на постоянное жительство, наметив для себя нехитрую жизненную программу: пить не запоями, а редко, пусть и обильно; выучить парочку иностранных языков и выпустить несколько книг. Программа была по всем пунктам выполнена, а по иным и перевыполнена…»
Известность пришла к А. Бушкову в середине 1990-х после выхода фантастического эпоса «Сварог», когда Бушков стал без преувеличения культовым автором для российских поклонников фэнтези. «Столь яркий и значимый литературный старт в будущем сыграл с автором злую шутку. Любая книга иного жанра (а позже Бушков качественно отработал в таких нишах современной беллетристики, как боевик и исторический триллер) регулярно вызывала у аудитории вопрос – а когда же будет продолжение «Сварога»?.. Вне зависимости от успеха любой книги Бушкова за последние 15 лет, тень «Сварога» продолжала витать над автором… И это справедливо, если следовать за логикой читателей или издателей. У литературных творцов все иначе. Успех тех, кто становится рабом издательской или читательской логики, заканчивается где-то на второй книге. Александр Бушков всегда шел против обыкновенного эгоизма аудитории», - пишет Владимир Кузьмин..
В 2000-е годы автор достиг пика своей популярности: Бушков подписал договор с московскими продюсерами о правах на экранизацию боевика «Пиранья». По словам писателя, он не принимал участия в работе над киносценарием.
Бушков работает во многих жанрах: фэнтези, боевик, исторический детектив, научная фантастика, альтернативная история, ужасы, детективная фантастика, историко-публицистическое исследование. Сам он утверждает, что написание книг воспринимает как работу, следовательно, не имеет права не писать или сделать для себя длительный творческий отдых. Бушков признается, что пишет практически без перерывов и только так может держать себя в творческом тонусе: «Вообще, я пишу очень быстро. Работаю по восемь часов в день. Дома нет ни Интернета, ни компьютера. Романы печатаю на машинке. Зато электрической! Конечно, я придерживаюсь современного темпа жизни, и спасибо ОЛМА за мой персональный сайт, но связь с Большой землей, держу исключительно по телефону». В год у А. Бушкова выходит не менее четырех романов.
На вопрос «Как можно сохранить литературную ценность произведения при столь ударных темпах написания?» писатель ответил, что Дюма-отец написал за свою жизнь 300 книг. Из них известными стали четыре-пять.
Большинство героев повестей и романов Бушкова, в особенности герои Шантарского цикла, — люди сильные, наделенные мощной волей и ментальностью Они находятся на грани между жизнью и смертью, но благодаря исключительной вере в себя им удается пройти все испытания судьбы.
«Свою писательскую задачу, — заявляет Бушков, — я вижу в том, чтобы решительно отойти от проблемы "маленького человека", вокруг которой 150 лет топталась вся русская литература. Надо выводить героя, который никогда не ломается, сильного персонажа. Рефлексирующего персонажа, вроде того, который не находит себе места в фильме "Полеты во сне и наяву", надо забыть как страшный сон. Нужно писать о таких характерах, которые осваивали Сибирь».
Скандально известный цикл произведений А. Бушкова под названием «Россия, которой не было» посвящён ревизии принятых в исторической науке концепций; к достижениям профессиональных историков он относится последовательно скептически и предлагает свою трактовку исторических событий: «История меня интересовала всегда. И не моя вина, что история официальная предлагает все больше легенды и мифы, построенные не на исторических документах и фактах, а зачастую на домыслах, политических пристрастиях или откровенном невежестве… История, строго говоря, не совсем наука. В ней нет четких правил, законов, многое строится на догадках, на том, о чем историки договорились между собой или с властью. История любой страны искажается в той или иной степени просто потому, что в какой-то момент обществу становится удобна та или иная версия. Она становится академической, принимается за истину в последней инстанции, а то, что не укладывается в ее рамки, объявляется ересью».
Историк Дмитрий Володихин причисляет исторические книги Бушкова к жанру фолк-хистори, а критик Сергей Митрофанов полагает: «Ему и на самом деле есть что сказать: его философия агрессивна, как агрессивна любая убежденность, а широкая аудитория нужна, чтобы "протащить" некоторые идеи, не вполне увязывающиеся с образом триллериста. Фактически его "Россия, которой не было" и была такой тонко задуманной и издалека спланированной диверсией».
А. Бушков критикует «интеллигенцию», считая что именно от этой категории людей на протяжении XIX—XX веков исходили наибольшие беды для России. Ему принадлежат слова: «Когда мы в России будем жить хорошо? Когда вся интеллигенция вымрет, пить начнем по графику, а все остальное время работать как следует, а не как захочется».
Один из последних проектов А.Бушкова - новая серия мистических романов «Мамонты». Речь идет об уникальном соединении особенностей трех жанров, в которых Александр Бушков ни раз доказывал свое мастерство – героическое фэнтези, проза с элементами мистики и чертовщины, историческая публицистика: «Мамонты» воплотили идею машины времени. Мне давно хотелось создать такое произведение, в котором бы машина времени работала не из нашего времени и не из будущего, как обычно, а из прошлого. Думаю, что это находка, такого еще не было в литературе. Идея интересна еще и тем, что у меня, как у автора, появляется возможность нарисовать важные психологические коллизии. Я, безусловно, нашел новое направление. Я упорно искал такие «декорации» для ужастика, каких еще не было до этого, и все-таки нашел. Читатель в этом удостоверится. Режиссер Найт Шьямалан смог бы снять безупречный мистический триллер на основе этой серии». А критики после выхода первых романов серии сравнивают автора с писателями XIX века: Из статьи Бориса Денисова: «Итак, 80-е годы ХIХ века. Сибирь. Зима. Выражаясь словами иноземного писателя, белое безмолвие. Купеческий обоз. Люди в нем разные, в том числе не бедные. С золотишком. Оно-то у них внезапно и исчезает. Подчистую. Было — и нету. Из мешков, сумок, кошельков, из самых укромных мест. Мистика прямо! Так и есть — мистика. Это демоническая сила постаралась. Та, что спала и проснулась, обратилась из существа астрального в сущность человеческую — и ну куролесить. А потом начинаются дела по-настоящему страшные. Вот только одного не учли демоны проклятые: так запросто русского человека не сломать, как полено о колено, ну разве что согнуть чуточку. Как, завлекает? То-то! И более того, написано хорошо — так сейчас не пишут. Никто (простите, г-н Акунин), кроме Бушкова. Стильно. Вернее, стилизовано. С инверсией, с архаизмами, с детальками всякими убеждающими. Сразу ХIХ век чувствуется. Правда, Чехов вроде иначе писал. И Толстой тоже, Лев Николаевич. А уж Достоевский тем более. Лесков, да, похоже, но не совсем. Ну, так, может, это господина Загоскина сочинение? Или слог Николая Эртеля, некогда писателя известного, а ныне окончательно забытого? Но не будем придираться. Написано вкусно и сочно. Это факт. А факт номер два: Бушков вернулся. С возвращением, Александр Александрович!»

Данилкин Лев

Из книги «Нумерация с хвоста»

Может быть, Бушков несколько вредит себе своей анекдотической плодовитостью… и особенно, есть грех, эксцентричными публицистическими и историческими сочинениями (про Гражданскую войну в США, Путина и Ходорковского), но факт есть факт: Бушков, по сути, единственная в современной отечественной литературе железная машина по производству пресловутой «качественной беллетристики», не уступающая, а по нескольким показателям и превосходящая его. Бушков гораздо лучше осведомлен о том, как устроена отечественная жизнь, бушковские современные характеры гораздо живее картонных акунинских, бушковское чувство юмора гораздо более разнообразное, чем у Акунина, бушковские интересы шире, чем у Акунина, Бушков, который еще в конце 80-х написал «Первую встречу, последнюю встречу» (про встречу офицера царской армии с «лунной чудой-юдой»), гораздо компетентнее, чем Акунин в качестве фантаста. Это не значит, что Акунин перед каждым подходом к компьютеру должен звонить в Красноярск, чтобы получить благословение, но единственный конкурент — это единственный конкурент: так Карпов много лет спустя приходит на митинг в защиту Каспарова просто потому, что понимает, кто это.
Единственная проблема с Бушковым состоит в том, что об этом броневике с золотом плохо осведомлена аудитория, которую в первую очередь подмял под себя Акунин. Для этой аудитории — которая лояльна своему суверену, однако гарантированно, голову можно прозакладывать, не отличит незнакомые бушковские ретросочинения от акунинских — в фамилии «Бушков» по-прежнему есть нечто моветонное, некошерное, инфантильное. Это от неосведомленности, и это пройдет…
По материалам сайтов:По книгам:
  • Данилкин Лев Александрович. Нумерация с хвоста: путеводитель по русской литературе. - Москва : АСТ : Астрель, 2009. - 285с.
  • Край наш Красноярский: календарь знаменательных и памятных дат на 2011г./ Гос. универс. науч. б-ка Краснояр. края. - Красноярск, 2011. – 217с.
  • Чупринин Сергей Иванович. Новый путеводитель. - Москва : Время, 2009. – 814 с. - (Русская литература сегодня).