Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Поэзия – это что-то никогда ранее не слышанное, никогда ранее не произнесенное, это язык и его отрицание, то, что идет «за пределы»
Октавио Пас
мексиканский переводчик, поэт и эссеист, Лауреат Нобелевской премии за 1990 год

Юбилеи


16 мая исполняется 130 лет со дня рождения поэта Игоря Северянина (1887-1941)
foto


    «Большими аршинными шагами в длинном черном сюртуке выходил на эстраду высокий человек с лошадино-продолговатым лицом; заложив руки за спину, ножницами расставив ноги и крепко-крепко упирая их в землю, он смотрел перед собою, никого не видя и не желая видеть, и приступал к скандированию своих распевно-цезурованных строф. Публики он не замечал, не уделял ей никакого внимания, и именно этот стиль исполнения приводил публику в восторг…»
    Так охарактеризовал Игоря Северянина его современник во время авторского исполнения стихов перед аудиторией.
    Первое же, что приходит в голову при упоминании этого имени — это знаменитая строчка из «Эпилога» к первой книге его «поэз» — «Громокипящий кубок»:

    Я, гений Игорь-Северянин.
    Игорь Северянин — псевдоним Игоря Васильевича Лотарева. Необходимо подчеркнуть, что сам поэт всегда писал свой псевдоним через дефис: он воспринимался им как второе имя, а не фамилия. Помимо внутренней музыкальности звучания, в таком именовании скрывался глубокий внутренний смысл. Имя было дано мальчику по святцам, в честь героического древнерусского князя Игоря Олеговича (икона этого святого хранится в эстонском домике поэта в Тойле). Родился Игорь 4 (16) мая 1887 года в Петербурге, на Гороховой улице, где и прожил до девяти лет. В 1896 году его отец расстался с матерью и увез сына к своим родственникам в Череповецкий уезд Новгородской губернии. Там, в большом имении на берегу реки Суды, в одном из живописных уголков Русского Севера, прошли отрочество и юность поэта. Там же он закончил четыре класса Череповецкого реального училища — учиться дольше ему не пришлось. В 1904 году будущий поэт вернулся к матери и жил вместе с нею в Гатчине, под Петербургом.
    Уже восьмилетним мальчиком он начал писать стихи. Первые поэтические произведения, включавшиеся им позже в Собрание сочинений, датированы 1896 годом. Эти мальчишеские и юношеские стихи были, конечно же, подражательны, слабы и не выдерживали никакой критики. Позднее, в 1904 году, когда Северянин осознал себя поэтом и начал посылать свои литературные опыты в различные редакции, они «благополучно» возвращались обратно.
    Известность Игоря Северянина началась как известность скандальная: резкий отзыв Толстого и последовавшее за ним «всероссийское улюлюканье» не только привлекли внимание к поэту — они же определили и направленность его будущего творчества.
    Футуризм был только периодом, хотя и значительным, в творчестве Северянина. В 1824 году в своих «Воспоминаниях» он признавался: «Лозунгами моего футуризма были: 1. Душа — единственная истина. 2. Самоутверждение личности. 3. Поиски нового без отвергания старого. 4. Осмысленные неологизмы. 5. Смелые образы, эпитеты (ассонансы, диссонансы). 6. Борьба со „стереотипами“ и „заставками“. 7. Разнообразие метров».
    Протестуя против пошлости, поэт удалялся на берег моря, «где ажурная пена», или в «озерзамок», или на «лунную аллею», встречал королеву «в шумном платье муаровом», слушал звуки Шопена. Называя себя «Царь страны несуществующей», Северянин мог бросить вызов обществу, воспевая «ананасы в шампанском» и утверждая себя как гения. 27 февраля 1918 года на «поэзовечере» в Политехническом музее в Москве Игорь Северянин был провозглашен «королем поэзии». Поэт открыт всему миру, готов разделить торжество со всеми:

Я так велик и так уверен
В себе, настолько убежден,
Что всех прощу и каждой вере
Отдам почтительный поклон.
(«Рескрипт короля»)


    Вскоре Северянин уезжает в Эстонию, в Эст-Тойлу, где всегда проводил весну и лето. Но немецкая оккупация Эстонии (в марте 1918 г.), образование самостоятельной республики (1920 г.) отрезали его от России. Он почти безвыездно живет в деревне со своей женой — поэтессой и переводчицей Фелиссой Круут. Души поэта хватало и на восхищение фениксом Эстонии, и на ностальгию о России — «крылатой стране». «Эстония-сказка», «голубая голубка», «оазис в житейской тщете». Россия же — страна одновременно «священная» и «безбожная».
    В Эстонии ему жилось трудно. Но не потому, что он не имел возможности работать — сама жизнь мало способствовала поэзии. Но все же поэт выпустил 9 книг, много переводил эстонских поэтов, издал антологию эстонской классической поэзии. Правительство помогло Северянину, назначив субсидию.
    Началась Великая Отечественная война. Когда немцы вступили на территорию Эстонии, больной поэт посылает телеграмму М. И. Калинину, обращается к Председателю Президиума Верховного Совета Эстонской ССР И. Вересу с просьбой помочь ему эвакуироваться в советский тыл. Однако помощи он не дождался. Он умер от сердечной недостаточности в Таллинн 22 декабря 1941 года.*
* Печатается по материалам сайта :«Центра развития русского языка»