Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Стихи рождаются от отчаяния перед бессилием слова, чтобы в конце концов склониться перед всесильем безмолвия
Октавио Пас
мексиканский переводчик, поэт и эссеист, Лауреат Нобелевской премии за 1990 год

Юбилеи


23 сентября исполняется 80 лет со дня рождения советского и российского писателя Эдварда Станиславовича Радзинского (1936)
foto


    Эдвард Радзинский родился в семье писателя. Окончил Московский историко-архивный институт. Первая пьеса Радзинского, "Мечта моя, Индия", посвященная жизни русского индиолога Г.С.Лебедева, увидела свет в 1958 году в постановке Московского ТЮЗа. Уже в ней отразилось пристрастие писателя к своего рода "персональной истории", которое впоследствии составило основу его широко известных поздних произведений. Следующие пьесы - "Восемь дней недели", "Вам 22, старики!", "Снимается кино", "Чуть-чуть о женщине", - принесшие Радзинскому популярность, были обращены к современности. В определенном смысле она ознаменовали собой эпоху нарочито непроизводственного искусства, вполне отразившего смену ценностных ориентаций, произошедшую в начале 1960-х годов. В них были собраны в один узел совершенно разные, но, безусловно, актуальные для своего времени темы. При всем том, что в произведениях Радзинского присутствует весь необходимый антураж именно 1960-х (наука, азарт коллективного творчества и поиска истины молодыми героями), в них неизменно остается место размышлениям о тех основаниях человеческой природы, над которыми переменчивое время мало властно. На рубеже десятилетий Радзинский заявляет о себе как прозаик, опубликовав небольшие повести "Капитан Солнцев" и "Монолог о браке". Неприглядные черты времени запечатлены в прозаическом повествовании "Наш Декамерон". Тогда же Радзинский пишет "Беседы с Сократом", открывшие цикл пьес об исторических героях, чьи имена могли бы послужить символом истинной внутренней свободы, о редких людях, которые предпочитают смерть духовному рабству. В то же время Радзинский продолжает исследовать "Материю любви" ("Окончание Дон Жуана"). Радзинский не оставляет без внимания реалии современной жизни ("Пейзаж с рекой и крепостными стенами", "Турбаза", "Спортивные сцены 1981 года", "Я стою у ресторана"). Попытка объединить в пределах художественного мира драматического произведения привычную каждодневность и обширные пласты знаковых образов русской культуры воплотилась в пьесе "Старая актриса на роль жены Достоевского". С 1980-х годов Радзинский все больше сосредоточивается на истории ("Господи… спаси и усмири Россию. Николай II; жизнь и смерть", "Последняя из дома Романовых: повести в диалогах", "Властители дум", "Сталин", "Распутин: жизнь и смерть", "Игры писателей…"). Книги Радзинского не раз занимали самые высокие места в рейтингах бестселлеров. Большой резонанс в 1990-е получили его телевизионные монологи: "Театральный роман", "Любовь в галантном веке", "Загадка могилы царской семьи", "Загадка Сталина", "Моя театральная жизнь", "Крах империи - убийство Распутина", "В России все секрет и ничего не тайна", "Роковые минуты истории". За свою работу на телевидении Радзинский удостаивался премии "Тефи". Помимо прочего Радзинский написал несколько сценариев к фильмам ("Улица Ньютона, дом 1", "Еще раз про любовь"), занимался переводами.
        По книге : "Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги: биобиблиографический словарь: в 3 т. - М.:ОЛМА-ПРЕСС Инвест, 2005. 83.3 Р-89