Главная Архив новостей Открытые книги Творческая мастерская Это интересно Юбилеи Литература Красноярья О нас Languages русский
Писатель находится в ситуации его эпохи: каждое слово имеет отзвук, каждое молчание – тоже.
Жан Поль Сартр
французский философ, романист, драматург, публицист и общественный деятель, лауреат Нобелевской премии по литературе за 1964 год

Юбилеи


125 лет со дня рождения Аркадия Аверченко
foto

    27 марта исполняется 125 лет со дня рождения Аркадия Тимофеевича Аверченко (1881-1925), русского писателя, журналиста, издателя. Аверченко родился в Севастополе в семье мелкого торговца; после полного разорения отца ему пришлось доучиваться "дома, с помощью старших сестер" (из автобиографии). В 1896 г., пятнадцати лет от роду, он поступил конторщиком на донецкую шахту; через три года переехал в Харьков на службу в той же акционерной компании.
    Первый рассказ, Уменье жить, был опубликован в харьковском журнале "Одуванчик" в 1902 г. Серьезной заявкой литератора явился рассказ Праведник, опубликованный в Санкт-Петербурге в "Журнале для всех" в 1904 г. В период революционных событий 1905-1907 гг. Аверченко обнаруживает публицистический талант и предприимчивость, широко публикуя в недолговечных периодических изданиях очерки, фельетоны и юморески и выпустив несколько номеров быстро запрещенных цензурой собственных сатирических журналов "Штык" и "Меч".
    Издательский опыт пригодился ему в 1908 в Санкт-Петербурге, когда он предложил редакции зачахшего юмористического журнала "Стрекоза" (где еще в 1880 был опубликован первый рассказ Чехова) реорганизовать издание. Став секретарем редакции, Аверченко осуществил свой замысел: с 1 апреля 1908 г. "Стрекозу" сменил новый еженедельник "Сатирикон". Как отмечал в статье Аверченко и "Сатирикон" (1925) А.И. Куприн, журнал "сразу нашел себя: свое русло, свой тон, свою марку. Читатели же - чуткая середина - необыкновенно быстро открыли его". Именно ориентация на читателя среднего класса, пробужденного революцией и живо интересующегося политикой и литературой, обеспечила "Сатирикону" его огромный успех. Помимо завзятых юмористов, таких, как Петр Потемкин, Саша Черный, Осип Дымов, Аркадий Бухов, к сотрудничеству в журнале Аверченко сумел привлечь Л.Андреева, С.Маршака, А.Куприна, А.Н.Толстого, С.Городецкого и многих других поэтов и прозаиков. Постоянным сотрудником "Сатирикона" и вдохновителем всех журнальных начинаний был сам Аверченко; становлением писателя первой величины была сатириконовская карьера Н.А.Лохвицкой (Тэффи). Помимо журнала выпускалась "Библиотека Сатирикона": в 1908-1913 гг. было опубликовано около ста названий книг общим тиражом свыше двух миллионов, в том числе и первый сборник рассказов Аверченко Веселые устрицы (1910), выдержавший за семь лет двадцать четыре издания.
    В 1913 г. редакция "Сатирикона" раскололась, и "аверченковским" журналом стал "Новый Сатирикон" (1913-1918). Редкий номер прежнего и нового издания обходился без рассказа или юморески Аверченко; печатался он и в других "тонких" журналах массовой циркуляции, таких, как "Журнал для всех" и "Синий журнал". Выработался комплексный тип рассказа Аверченко, необходимым и характерным свойством которого является утрировка, расписывание анекдотической ситуации, доводящее ее до полнейшего абсурда, который и служит неким катарсисом, отчасти риторическим. Его гипертрофированные анекдоты не имеют и тени правдоподобия; тем успешнее используются они для мистификации и отстранения действительности, нужного "интеллигентной" публике (словцо "интеллигентный" было введено в широкий обиход при немалом содействии "Сатирикона"), которая во время "Серебряного века" старалась хоть немного ослабить мертвую хватку народнической идеологии: иногда для противодействия ей использовался даже доморощенный социал-демократизм, и следы его явственны в "Сатириконах".
    "Сатириконовцы" во главе с Аверченко чрезвычайно дорожили своей благоприобретенной репутацией "независимого журнала, промышляющего смехом", и старались не потакать низменным вкусам, избегая скабрезности, дурацкого шутовства и прямой политической ангажированности (во всех этих смыслах образцовым автором была Тэффи). Политической позицией журнала была подчеркнутая и несколько издевательская нелояльность: позиция очень выгодная в тогдашних условиях почти полного отсутствия цензуры, воспрещавшей лишь прямые призывы к свержению власти, зато позволявшей сколько угодно осмеивать любые ее проявления, в том числе и самое цензуру.
    Февральскую революцию 1917 Аверченко со своим "Новым Сатириконом", разумеется, приветствовал; однако последовавшая за ней разнузданная "демократическая" свистопляска вызывала у него возраставшую настороженность, а октябрьский большевистский переворот был воспринят Аверченко вместе с подавляющим большинством российской интеллигенции как чудовищное недоразумение. При этом его веселый абсурд приобрел новый пафос; он стал соответствовать безумию новоучреждаемой действительности и выглядеть как "черный юмор". Впоследствии подобная "гротесковость" обнаруживается у М.Булгакова, М.Зощенко, В.Катаева, И.Ильфа, что свидетельствует не об их ученичестве у Аверченко, а о единонаправленной трансформации юмора в новую эпоху.
    Эпоха относилась к юмору сурово: в августе 1918 г. "Новый Сатирикон" был запрещен, и Аверченко бежал на белогвардейский Юг, где публиковал в газетах "Приазовский край", "Юг России" и др. антибольшевистские памфлеты и фельетоны, а в октябре 1920 отбыл в Стамбул с одним из последних врангелевских транспортов. Тогда же вырабатываются новые типы рассказов Аврченко, впоследствии составивших книги Дюжина ножей в спину революции (1921) и Смешное в страшном (1923): антисоветский политический анекдот и стилизованные под очерки, но при этом утрированные в обычной манере Аврченко зарисовки и впечатления быта революционной столицы и гражданской войны. Опыт эмигрантской жизни, нелепо и жалко копирующей быт и нравы погибшей России, отразился в книге Записки Простодушного. Я в Европе (1923), где при помощи обратной гиперболы (литоты) возникают гротескные образы лилипутского мирка, не лишенного сюрреалистического жизнеподобия. В сочинениях последних лет жизни Аверченко с новой силой проявляется детская тема - от сборника О маленьких - для больших (1916) до книг рассказов Дети (1922) и Отдых на крапиве (1924). Попытавшись написать повесть (Подходцев и двое других, 1917) и "юмористический роман" (Шутка Мецената, 1925), Аверченко создает квазимемуарные циклы полуанекдотических эпизодов, связанных более или менее карикатурными фигурами основных персонажей, т.е. опять-таки сборники рассказов и юморесок с оттенком личных воспоминаний.
    В Стамбуле Аверченко, как всегда, совмещал творческую деятельность с организаторской: создав эстрадный театр "Гнездо перелетных птиц", он совершил несколько гастрольных поездок по Европе. В 1922 поселился в Праге, где успел написать и опубликовать несколько книг рассказов и пьесу Игра со смертью, имеющую характер комедийного шоу.
    Умер Аверченко в Праге 12 марта 1925.